GISMETEO: Погода по г.Волгоград

На правах рекламы:

замена масла porsche, min

GSM-сигнализация для дома, монтаж охранного оборудования.

«Даешь встречный!..»

«Период после Ленина — 20-е и 30-е годы — заняли особое место в истории Советского государства, — говорил М. С. Горбачев... — Это были годы упорного труда на пределе человеческих возможностей, острой и многоплановой борьбы. Индустриализация, коллективизация, культурная революция, укрепление многонационального государства, утверждение международных позиций СССР, новые формы управления экономикой и всей общественной жизнью — все это пришлось именно на этот период. И все это имело далеко идущие последствия».

Руководящее ядро партии в острой идейной борьбе отстояло ленинизм, сформулировало стратегию и тактику на начальном этапе строительства социализма. Этот политический курс получил одобрение со стороны большинства партии и трудящихся. Однако этот же период принес немалые потери. Жесткая централизация, создание административно-командной системы партийно-государственного руководства, усиление бюрократизма, сталинское «подхлестывание» страны принесли нашему народу немало бед, привели к отходу от ленинских идей о путях и формах социалистического строительства, от ленинской концепции социализма. Сталинская альтернатива ленинскому курсу нашла выражение не только в его стремлении обойти партийные и государственные органы и пересмотреть коренным образом уже утвержденный план первой пятилетки, но и в свертывании новой экономической политики, которая еще не исчерпала своих возможностей.

Политика Сталина была рассчитана на беспрекословное подчинение его диктату как партийного аппарата, так и всей партии. Эта политика строилась на принуждении, насилии, репрессиях. Особенно наглядно это проявилось при проведении коллективизации, которая осуществлялась форсированными методами. Под флагом борьбы против кулака репрессиям подвергались многие тысячи середняцких семей. Поэтому в современных условиях, рассматривая исторические уроки прошлого, мы не можем замалчивать ошибки, перегибы, трудности, с которыми пришлось столкнуться нашей стране.

Советские люди с огромным энтузиазмом встретили планы создания нового общества, проявляли высокую активность в социалистическом строительстве, прежде всего при осуществлении индустриализации страны. В. И. Ленин подчеркивал, что базой «для создания социалистического общества является одна и только одна — крупная промышленность». Она являлась основой реконструкции всей экономики, сельского хозяйства в том числе. Индустриализация была поддержана всей партией, в том числе и коммунистами Сталинграда. 19 февраля 1926 г. III пленум Сталинградского губкома ВКП(б) принял постановление о перестройке работы партийных, профсоюзных и комсомольских организаций в целях выполнения решений XIV съезда партии. Пленум отметил, что вопрос о поднятии производительности труда должен быть поставлен в центре внимания партячеек на производстве, что необходимо добиваться привлечения все большего количества рабочих к сознательному участию в работе через производственные совещания, технические кружки, оживить работу профсоюзов, усилить воспитание рабочей массы, сделать рабочий класс сознательным строителем социализма. Также обращалось внимание всех парткомов и ячеек на необходимость улучшения работы комсомола, оказания ему помощи, регулярного рассмотрения его деятельности на собранияхпартийных ячеек.

Очень остро и принципиально обсуждался план развития народного хозяйства губернии на первую пятилетку. Намечалось осуществить реконструкцию предприятий металлургии, машиностроения, лесообрабатывающей промышленности, начать строительство тракторного завода, судоверфи, химкомбината, районной электростанции, заводов строительных материалов и других.

Исключительное значение имело строительство в Сталинграде тракторного завода, закладка которого произошла 12 июня 1926 г. 9 ноября у председателя ВСНХ В. В. Куйбышева состоялось совещание по вопросу ускорения его строительства. В нем участвовали Микоян, Смирнов, Ворошилов, Болдырев, Межлаук, Путнин, Лепсе. В своем постановлении совещание отметило следующее: «В индустриализации сельского хозяйства внедрение тракторов имеет исключительно важную роль, являясь такой же базой индустриализации сельского хозяйства, как постройка первого тракторного завода в Сталинграде является первоочередной важнейшей задачей правительства наряду с работами в области электрификации».

Место было выбрано не случайно. По меткому выражению председателя Госплана СССР Г. М. Кржижановского, город находился «в самом центре станового крестьянского хребта». Действительно, Сталинград являлся центром Нижней Волги, он был связан с Северным Кавказом, Украиной, Центрально-Черноземной областью, Казахстаном. Имевшийся в городе металлургический завод «Красный Октябрь» годился для выпуска спецсталей, нужных автотракторной промышленности. Учитывая все это, Совет труда и обороны 1 апреля 1927 г. принял окончательное решение о сооружении тракторного завода в Сталинграде. Газета «Борьба» регулярно помещала материалы о плане первой пятилетки, об индустриальных стройках, о борьбе с непроизводительными расходами средств, об экономии сырья, топлива, электроэнергии. Эти вопросы также освещались в журналах «Партийный спутник» и «Хозяйство на новых путях». Перед строительными организациями ставилась задача усилить борьбу с распылением капиталовложений, добиваться внедрения механизации, стандартизации, типизации на строительстве. И, конечно, в центре внимания — сооружение тракторного завода. Вот как описывала его закладку краевая газета «Поволжская правда» в номере от 15 июля 1928 г.: «Около двух лет тому назад на огромном пустыре, что тянется за металлургическим гигантом Поволжья, заводом «Красный Октябрь»... был заложен начальником Главметалла тов. Межлауком репер № 1 с надписью: «Тракторный завод имени Феликса Дзержинского». Так родился в июльский день 26-го года первый тракторный завод в Советском Союзе. Весной прошлого года ожил, зашевелился пустырь, начались первые работы на Тракторострое. Стали готовить территорию завода под постройку жилищ для рабочих и подъездной ветки для подвоза материалов. В этом году контуры строительства уже определились, строительство тракторного завода вместе с оборудованием и рабочим поселком обойдется в 34 с половиной миллионов рублей».

22 сентября 1928 г. ВСНХ назначил начальником строительства СТЗ члена партии с 1917 г. Василия Ивановича Иванова, при этом ему было указано: «К исполнению обязанностей приступить немедленно». В. И. Иванов являлся участником гражданской войны, прожил нелегкую жизнь, выдержав все выпавшие на его долю испытания. Секретарем парткома на Тракторострое стал Михаил Иванович Сучков, тоже участник гражданской войны, защищал Царицын. А после войны был секретарем Царицынского губкома партии.

В феврале 1929 г. В. И. Иванов в течение двух дней вместе с проектировщиками защищал проект завода перед большой комиссией. Возникли большие разногласия, проект оказался под угрозой. Этого начальник строительства допустить не мог. Его бас наполнил зал заседания:

— Вы здесь говорите о чем угодно, только не о нашем заводе... Мы поставили себе целью создать в стране новую, абсолютно новую тракторную промышленность. Надо взять все лучшее, все самое современное из области техники и пересадить на нашу землю. Закрепить и освоить. Так ставится вопрос.

Проект с небольшими поправками был утвержден.

Через некоторое время в газету «За индустриализацию» поступило письмо от четырнадцати инженеров Тракторостроя, в котором они жаловались на то, что Иванов направил их на погрузочные работы. Действительно, В. И. Иванов направил из технической конторы двадцать инженеров, которые до этого ничего не делали, оправдываясь: «Строительство — не наша забота. Пойдет конвейер, тогда и спрашивайте с нас работу!» Начальник Тракторостроя полагал, что инженеры смогут лучше познакомиться с заводской техникой на монтаже оборудования. Вскоре в Сталинград приехал корреспондент газеты. Было проведено общее собрание ИТР стройки, на котором выступил Иванов:

— Ваше письмо подсказано настроениями общеизвестными — поменьше напрягать мускулы, повольготнее провести рабочий день и побольше урвать. От кого, казалось бы, ждать инициативы, как не от вас! Но вместо этого вы пишете слезно в Москву, жалуетесь, а надо работать.

Далее Иванов говорил о том, что среди неурядиц и мелких обид надо помнить, что построить завод в кратчайшие сроки — это важнейшая политическая задача. И выполнить ее — святой долг каждого, от рядового землекопа до директора.

Надо представить обстановку того времени, когда многие и за границей, и в нашей стране не верили, что все намеченное можно осуществить в крестьянской стране в кратчайшие исторические сроки. Так, А. Ф. Керенский в одной из зарубежных газет поместил статью, в которой утверждал: «Только действительно безумец и идиот может шапками бахвальства закидать подлинно металлическую Америку, сидя в избяной и пока еще на три четверти соломенной России».

Вопрос о темпах строительства приобрел острый характер. Секретарь парткома М. И. Сучков вспоминал: «Инженеры Шахт, Рейдер, Серенко и техник Нехаенко возражали против новых методов строительства, считали сооружение завода в кратчайшие сроки делом невозможным и выступали против технического руководства американских специалистов. Постепенно от отрицаний и возражений они скатились к саботажу и мелкому вредительству. Собрание ИТР рассмотрело вопрос об этой четверке и признало правильным их увольнение со строительства...

Борясь с нытиками и маловерами, преодолевая трудности в строительстве, парторганизация сумела поднять коллектив Тракторостроя на решение сложных задач. Большую роль в этом сыграла состоявшаяся в конце октября 1929 г. II партийная конференция. Она осудила упаднические настроения, неверие в возможность построить завод в сжатые сроки. Конференция ориентировала парторганизацию на еще более решительную борьбу за высокие темпы строительства и овладение передовой техникой...».

Сокращение сроков строительства потребовало привлечения большого числа новых рабочих. За счет вербовки в деревнях и селах удалось увеличить численность работающих на Тракторострое до 5,6 тыс. человек. И все-таки людей не хватало. В июле тракторостроевцы перешли на непрерывную рабочую неделю с 10-часовым рабочим днем. На вспомогательных работах трудились в две и три смены. Осенью стройку начало лихорадить: сезонники собрались разъезжаться по домам.

Окружной комитет ВЛКСМ и завком ВЛКСМ Тракторостроя обратились 1 октября 1929 г. с письмом в ЦК комсомола, в котором рассказали о трудностях строительства и поставили вопрос о развертывании социалистического соревнования среди молодежи. На рассмотрение ЦК ВЛКСМ были представлены следующие предложения:

1. Обсудить доклад Сталинградского окружкома и завкома ВЛКСМ Тракторостроя о ходе строительства и участии в нем комсомола;

2. Для практической помощи прислать бригаду работников из крайкома комсомола;

3. Начать систематическое освещение хода строительства тракторного завода и участия в нем комсомола на страницах газет «Комсомольская правда» и «Молодой ленинец».

В письме говорилось, что Тракторный завод в ближайшем будущем потребует до 10 тыс. рабочих, из которых до 40% должна составлять молодежь.

Оказавшийся вскоре в Москве В. И. Иванов встретился с генеральным секретарем ЦК ВЛКСМ Александром Косаревым.

— Нужны люди, — заговорил В. И. Иванов. — Нужны сейчас. Дайте нам отряд в семь тысяч. Сперва они будут строить, потом станут хозяевами умнейших станков.

Когда В. И. Иванов возвратился в Сталинград, парторг М. И. Сучков передал ему свежий номер «Комсомольской правды», в котором было опубликовано постановление Бюро ЦК ВЛКСМ от 24 декабря 1929 г. об участии комсомольцев и молодежи в строительстве Сталинградского тракторного завода. В постановлении отмечалось: «Придавая исключительное значение необходимости обеспечить бесперебойную работу Тракторостроя и считая, что строящийся тракторный завод в Сталинграде должен быть не только образцом новой техники, но и образцом трудовой дисциплины, пролетарской инициативы, образцом социалистической организации труда и быта, Бюро ЦК ВЛКСМ постановляет:

а) провести вербовку 7000 молодых рабочих и батраков, проверенных на общественной работе, в числе которых должно быть не менее 60% комсомольцев и не менее 10% руководящего комсомольского актива — для направления на Тракторострой, причем количество батрацкой молодежи должно быть не менее одной трети...

б) ... в течение 2 недель мобилизовать 300 фабзаучников 2-го и 3-го годов обучения для направления на Тракторострой...»

Если на 1 октября 1929 г. на строительстве было всего 377 комсомольцев, то с начала 1930 г. их численность быстро росла, достигнув нескольких тысяч. Выступая на комсомольской конференции в августе 1929 г., В. И. Иванов говорил:

— Еще недавно среди нас ценился тот, кто копал землю и таскал мешки вдвое быстрее других, кто на глазах у изумленных товарищей мог сломать руками подкову, но кто уже пять лет не брал книгу в руки... Все это выдавалось за революционную романтику. Но настоящий революционный романтик именно тот, кто, как наш слесарь Загряжский, чтобы лучше овладеть заграничным станком, изучает английский язык и хочет сам разобраться в премудростях технической литературы... Новым нашим заводам нужны именно такие люди, как слесарь Загряжский!

В апреле 1929 г. XVI конференция РКП(б) утвердила первый пятилетний план, по ее призыву по всей стране развернулось всенародное социалистическое соревнование. В ноябре 1929 г. 200 старейших производственников металлургического завода «Красный Октябрь» на своем собрании приняли обращение ко всем рабочим предприятия. Они предложили объявить свой завод ударным и немедленно выступить в первых рядах соцсоревнования. На СТЗ первыми за развитие соревнования выступили коммунисты и комсомольцы. Кроме того, они решили добиться, чтобы хотя бы часть сезонников осталась работать и зимой. С этой целью на втором участке провели рабочее собрание, которое постановило: «Наш ответ всем дезертирам, неверам, хвостистам, мелкобуржуазному элементу, ставящим свою личную заинтересованность в ущерб государственным интересам, — наше вступление в этот день 782 рабочих и 38 инженерно-технических работников на путь социалистического соревнования».

Ноябрь 1929 г. стал решающим месяцем в подготовке заводских корпусов к работе в зимних условиях. Вопрос о сезонниках продолжал лихорадить коллектив. На объединенном собрании партийного и профсоюзного актива было принято решение до 1 декабря 1929 г. работать без выходных, чтобы сохранить высокие темпы и подвести корпуса цехов под крышу. Было проведено собрание старост рабочих артелей, на котором выступил В. И. Иванов. Заканчивая свою речь, он сказал:

— Ну что же, товарищи... Теперь решайте: или на полгода задержим строительство и не дадим тракторов, очень нужных деревне, или останемся и будем дело двигать вперед? Как решите, так и будет.

Собрание загудело. Одни кричали: «Останемся, раз надо!», другие горланили: «Домой, в деревню!» Потом выступил староста Левушкин, заявивший, что его артель остается и решила объявить себя ударной. Многие сезонники остались и работали еще месяц. 8 декабря 1929 г. задержавшиеся на стройке сверх договорного срока на 53 дня 700 сезонников разъехались по своим деревням. Кадровые рабочие устроили отъезжающим теплые проводы. Работали героически. Особенно отличались молодые строители М. Бердиков, А. Левандовский, Г. Марусин, Е. Зозуля, В. Похлебаев. Были перекрыты американские темпы. Так, на сборку железных конструкций механосборочного цеха по американскому проекту полагалось 163 дня, а смонтировали их за 28. Металлоконструкции кузнечного цеха вместо 132 дней, предусмотренных американскими инженерами, были смонтированы за 43. За 191 день вместо 375 в условиях суровой зимы построили литейный цех, один из сложнейших. Настоящее мужество проявили строители-комсомольцы при остеклении 28 тыс. м2 световой площади цехов. Организовавшись в бригады по 20—25 человек, под руководством опытных стекольщиков они работали при сильном ветре и морозе в 20—25 градусов на высоте до 15 метров.

Ширилось социалистическое соревнование. Если в сентябре 1929 г. в нем участвовало 23% рабочих, то в феврале 1930 г. — уже 83%. Только в ленинские дни 1930 г. ударниками стали 1200 тракторостроителей, заявления о приеме в партию подали 120 передовиков. На проходившей в феврале 1930 г. первой конференции ударников заявления о приеме в ВКП(б) подали еще 150 человек.

За строительством СТЗ внимательно следила вся страна. С огромным волнением ждало новых тракторов трудовое крестьянство. Колхозница Московкина из Фролове кого района в письме в газету «Поволжская правда» писала: «Я приехала из колхоза с поручением просить рабочих как можно скорее закончить строительство завода, скорее начать выпускать трактора».

В дни празднования XII годовщины Октябрьской революции на Тракторострой прибыли многочисленные делегации крестьян Средней и Нижней Волги, Северного Кавказа, Украины, Казахстана, Центрально-Черноземной, Московской и других областей. В только что отстроенном механосборочном цехе 7 ноября состоялся 10-тысячный митинг рабочих и крестьянских делегатов. В принятой резолюции «Готовьте встречу советскому трактору» говорилось: «Из стен строящегося гиганта — тракторного завода — мы на весь мир заявляем, что те великие завоевания Октября, за которые боролся русский рабочий класс в союзе с крестьянством, перенося муки голода, тифа, холода и разорения гражданской войны, с каждым днем несут нам все новые и новые победы на фронте социалистического строительства, достигаемые творческим порывом и революционной решительностью миллионов пролетариев и трудового крестьянства. Мы уверены, что не только догоним, но и далеко позади оставим передовые капиталистические страны... Конференция считает, что достигнутые темпы строительства на тракторном заводе должны быть перенесены на все наше строительство».

Обращаясь к беднякам и середнякам всей страны, делегаты конференции призывали: «Организуйте мощные колхозы, стирайте межи с полей советской земли, готовьте встречу нашему советскому трактору... За повышение темпа индустриализации страны; за массовую коллективизацию сельского хозяйства, за повышение производительности труда и социалистическое соревнование. Даешь наш советский трактор в кратчайший срок!»

Рабочий класс помогал трудовому крестьянству создавать коллективное хозяйство. 5 января 1930 г. было опубликовано постановление ЦК ВКП(б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». Прошедший в январе 1930 г. пленум окружкома партии рассмотрел вопрос о мобилизации партийных сил на проведение сплошной коллективизации и ликвидации кулачества как класса. Окружком ВКП(б) направил на постоянную работу на село 375 коммунистов и 500 комсомольцев. Кроме того, в течение первого полугодия 1930 г. Сталинград послал в районы Нижне-Волжского края в счет 25-тысячников около 500 рабочих. В проведении коллективизации в крае также помогали рабочие московских и ленинградских заводов («Динамо», АМО, «Серп и молот», «Красный путиловец»...)

На 20 декабря 1930 г. было коллективизировано 58,6 % всех крестьянских хозяйств. Однако процесс коллективизации был нарушен ошибками и извращениями, допущенными Сталиным и его окружением, пренебрегшими указаниями В. И. Ленина о недопустимости торопливости при проведении произведенного кооперирования крестьян, о соблюдении принципа добровольности. На эти ошибки и просчеты указывали Н. И. Бухарин, А. И. Рыков, М. Ф. Томский. Но к их мнению не прислушались. Более того, обвинили в правом уклоне. А ведь с мест еще в 1929 г. поступали сигналы о грубейших нарушениях принципов коллективизации. Например, на ноябрьском (1929 г.) Пленуме ЦК ВКП(б) было зачитано письмо инструктора Колхозцентра СССР Баранова о перегибах в Хоперском округе Нижне-Волжского края. В частности, Баранов сообщал: «Местными органами проводится система ударности и кампанейства. Вся работа по организации колхозов проходила под лозунгом: «Кто больше». На местах директивы округа иногда преломлялись в лозунг: «Кто не идет в колхоз, тот враг Советской власти... » Если сейчас же не принять мер к укреплению этих колхозов, дело может себя скомпрометировать. Колхозы начнут разваливаться. Надо учесть, что в округе идет сильнейшая распродажа скота. Все это ставит нас в затруднительное положение»

Однако Сталин это письмо оставил без ответа. Что же касается Молотова, занимавшегося в ЦК ВКП(б) вопросами сельского хозяйства, то он в речи на Пленуме ЦК ВКП(б) 15 ноября 1929 г. заявил: «Мы имеем основание утверждать — а я лично в этом не сомневаюсь, — что летом 1930 г. коллективизацию Северного Кавказа в основном мы закончим. Будущей осенью мы наверняка сможем уже сказать, что в основном коллективизация будет завершена не только в одной области, не только на Северном Кавказе».

Такие «подстегивания» ни к чему хорошему не могли привести. Подтвердились самые худшие предположения. Повсеместно начался забой скота. Вот несколько примеров по Калачевскому району. Особенно озлобленно резали скот кулаки. Так, в хуторе Братском Иван Матвиенко в течение двух дней зарезал 8 рабочих волов и 20 овец; Терентий Шеин и Василий Кваша за сутки зарезали по 4 вола; Емельян Васин в течение двух дней забил 4 вола и 20 овец, из которых половина была тонкорунных мериносов; Петр Поваляев за два дня прирезал 10 рабочих волов. Такое же положение наблюдалось и в хуторе Ново-Петровском, где в 30 хозяйствах из 109 в течение нескольких дней забивалось по 6—12 голов скота. Руководители района и сельские партячейки спохватились поздно. Всего к лету 1930 г. по стране поголовье крупного рогатого скота сократилось на 14,6 млн., свиней — на одну треть, овец — на четверть.

ЦК ВКП(б) вынужден был в своем постановлении от 14 марта 1930 г. «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении» обратить внимание на грубейшие просчеты в проведении коллективизации. Конечно, кое-что удалось выправить, но далеко не все. Сельское хозяйство страны понесло трудно восполнимые потери.

Серьезные просчеты допускались и в реализации постановления Политбюро ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 г. «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Конечно, кулачество являлось эксплуататорским классом, оно довольно агрессивно противодействовало социалистическому преобразованию в деревне, проведению хлебозаготовок. В ряде хуторов и сел того же Калачевского района кулаки и бывшие белогвардейцы совершали террористические акты против представителей Советской власти и деревенских активистов. Так, на хуторе Черкасовском кулаки Григорий Махин и Иван Попов на собрании хуторян, проходившем в начале июня 1929 г., зверски избили председателя хуторского кресткома, уполномоченного по хлебозаготовкам Галкина. Прокуратура затянула расследование, не была ему дана и политическая оценка. В конце того же месяца в слободе Мариновке прозвучал выстрел, оборвавший жизнь уполномоченного Калачевского райкома партии по хлебозаготовкам большевика Шведа. Террористический акт совершил сын кулака-белогвардейца Андрей Иванищев. Еще в период гражданской войны мироеды Иванищевы, Матюхи, Цвилии яро поддерживали белогвардейцев, тогда как большая часть жителей слободы защищала Царицын в краснопартизанском отряде. Беднота Мариновки приветствовала решение советского суда, приговорившего Андрея Иванищева и Петра Гончарова к высшей мере наказания, а остальных — к разным срокам лишения свободы.

Приведенные факты свидетельствуют об остроте классовой борьбы в деревне в период коллективизации. Однако не было необходимости расправляться с женщинами и детьми из кулацких семей. И, конечно, недопустимо было применение репрессий против середняцкого населения. А между тем случаи раскулачивания середняков приняли массовый характер. Все это легло тяжелым грузом на весь процесс социалистического переустройства деревни. Давая оценку этим крупномасштабным событиям, определившим во многом будущее страны, М. С. Горбачев отмечал: «Целые области и регионы страны стали соревноваться, кто быстрее проведет полную коллективизацию. Сверху давались произвольные процентные разнарядки. Грубые нарушения принципов коллективизации приобрели повсеместный характер. Не обошлось без перегибов в проведении борьбы против кулачества. Сама по себе правильная линия на борьбу с кулачеством зачастую так широко трактовалась, что захватила и значительную часть середняков...

Но, товарищи, если в целом оценивать значение коллективизации в укреплении позиций социализма в деревне, то она в конечном счете была поворотом принципиального значения. Коллективизация означала коренное изменение всего уклада жизни основной массы населения страны на социалистических основах».

Строительство тракторного завода вступало в завершающую стадию. Предприятия Сталинграда развернули соревнование за досрочные выполнения заказов тракторостроителей. Горожане в предвыходные и выходные дни приходили на стройку и помогали чем могли. Большие трудности у строителей возникли с монтажом заграничного оборудования, которое начало поступать с весны 1930 г., с большим опозданием. Для срочного монтажа были созданы 44 ударные бригады с общей численностью до 3000 человек, в основном комсомольцев, молодых строителей.

Такелажник Красавин рассказывал: «Когда пришел молот, я его ночью притащил на котлован двухтонной лебедкой, а он весит 120 тонн. Темпы были быстрые. Вместо 480 часов я поставил молот за 180. Второй молот я уже за 60 часов ставил, третий — за 30».

Бригада слесарей, возглавляемая участником обороны Царицына коммунистом Левандовским, в мае 1930 г. сэкономила на монтажных работах 1120 человеко-часов. В литейном цехе она установила подъемный кран за 5 дней вместо 16, мостовой кран — за 18 дней вместо 60. 30 апреля 1930 г. в самый разгар работы на тракторном заводе городская электростанция выключила ток. Чтобы не останавливать работу, люди вручную вращали приводные ремни.

Увеличивался поток заявлений о приеме в ВКП(б), нередко они носили коллективный характер. На состоявшейся 1 мая 1930 г. рабочей конференции Тракторостроя строитель 3-го участка Ужунов доложил, что 500 его товарищей стали ударниками, а 80 лучших из них приняты в партию. Другой рабочий заявил: «Наша ударная бригада (11 человек) объявляет себя коммунистической и подает коллективное заявление в партию». Коллективные заявления о приеме в ВКП(б) подали также 16 ударников бригады Левандовского, 17 ударников с большого конвейера, 34 ударника кузнечного цеха, 200 ударников силовой станции, 54 ударника механосборочного цеха... Во время рабочей конференции была зачитана телеграмма Председателя ЦИК СССР М. И. Калинина о награждении Тракторостроя орденом Трудового Красного знамени.

9 июня 1930 г. М. И. Калинин посетил строительство СТЗ. Выступая на 6-тысячном митинге в чугунолитейном цехе, он сказал: «Огромный завод мы построили для того, чтобы вывести деревню из нищих, чтобы русский крестьянин производил на базе машинной техники столько же, сколько производят передовые в техническом отношении страны».

И вот наступил долгожданный день — 17 июня 1930 г., день пуска СТЗ. На завод прибыли все 300 делегатов II Нижне-Волжской краевой партийной конференции, а также представители многих областей и республик. О рождении трактора № 1 впечатляюще вспоминал бывший сменный мастер большого конвейера С. Талалаев:

— Пустили конвейер. Медленно двигалась его лента. Мы собирали трактор... Скоро два часа. Осталось еще обуть трактор в колеса — и машина готова. Сборщиками работают мастера, начальник цеха, инженеры, начальники отделений. На нас смотрят тысячи глаз... Двигалась лента, плыл наш первый трактор. Сверкали его красные колеса. В глянцевых крыльях его ходили тени. Старик сел на машину, древний старик крестьянин, гость. И на коленях у него был малец с ножницами. Володька Кошаев, сын нашего металлиста.

Директор Иванов и представитель партийного комитета держали красную ленту. Колеса коснулись пола. Мальчик перерезал ленту. Мы завели мотор... Толпа раздалась. Первый трактор пошел из цеха, пошел живой, могучий, нами созданный.

На заводской площади первенца встречали 20 тыс. участников митинга. Секретарь парткома Тракторостроя М. И. Сучков предоставил слово В. И. Иванову, который зачитал приветствие ЦК ВКП(б): «Привет и поздравление с победой рабочим и руководящему составу первого в СССР краснознаменного тракторного гиганта. 50 тысяч тракторов, которые вы должны давать стране ежегодно, есть 50 тысяч снарядов, взрывающих старый буржуазный мир и прокладывающих дорогу новому, социалистическому укладу в деревне».

На митинге выступил первый секретарь Нижне-Волжского крайкома партии Б. П. Шеболдаев.

«Пролетарии Тракторостроя, — говорилось в ответном письме, — рабочие и инженеры, спаянные единой волей, дают клятвенное обещание довести начатое дело до конца. Нашими тракторами-снарядами будем взрывать остатки буржуазного мира, строить социалистическое хозяйство».

Митинг принял решение отправить первый трактор в подарок XVI съезду ВКП(б). В адрес съезда была послана телеграмма: «Тракторный завод открыт, борьба за темпы продолжается!»

20 июня 1930 г. по всей стране был проведен общесоюзный День трактора. Главным лозунгом этого праздника был призыв: «Изучайте машину, берегите трактор!»

В жизни Сталинградского тракторного завода наступил новый напряженный период — битва за освоение передовой техники и технологии производства. Пуск завода еще не означал, что он полностью готов к массовому производству тракторов. До конца 1930 г. предприятие работало крайне неритмично, больше простаивало. В июне 1930 г. выпустили всего 2 трактора, в июле — 5, в августе — 15, сентябре — 14. И только в октябре завод выпустил 212 тракторов при плановом задании — 276. План за IV квартал был выполнен лишь на 40%. Все это вызывало тревогу и озабоченность партийных и хозяйственных органов. Уравниловка в оплате труда, обезличка вели к варварскому обращению с техникой, а значит, и частым поломкам станков. Усилилась текучка. В 1931 г. было принято 20763 рабочих и 3804 служащих, уволилось же 16158 рабочих и 2364 служащих.

На помощь СТЗ пришли партийные, советские, профсоюзные, комсомольские органы. 19 апреля 1931 г. газета «Правда» выступила со статьей «На Сталинградском тракторном неблагополучно». По решению ЦК ВКП(б) 10 мая 1931 г. в Сталинград выехали председатель ВСНХ Г. К. Орджоникидзе и председатель Всесоюзного автотракторного объединения М. С. Иванов-Михайлов. Для налаживания массово-политической работы на заводе действовала бригада газеты «Правда», возглавлял которую генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ А. В. Косарев. Были разработаны необходимые меры по обеспечению нормальной работы завода, по внедрению хозяйственного расчета, налаживанию культурно-бытового обслуживания тракторозаводцев. Директором СТЗ стал М. С. Иванов-Михайлов.

23 мая 1931 г. в 23 часа 15 минут с конвейера СТЗ сошел 5-тысячный трактор. За рулем сидел А. В. Косарев. Утром 24 мая на заводской площади состоялся грандиозный митинг. Выступивший на этом митинге А. В. Косарев сказал:

— Сегодня вы одержали первую крупную победу. Но было бы большой ошибкой успокаиваться на этой победе. Наша боевая задача — неутомимо повышать темпы, в кратчайший срок завоевать решительную победу и добиться пуска завода на полную мощность.

Начиная с августа 1931 г. выпуск тракторов стал ритмично нарастать. В сентябре уже ежедневно с конвейера сходили по 100 тракторов. Всего в 1931 г. было выпущено 17 536 тракторов. 20 апреля 1932 г. завод вышел на проектную мощность.

В адрес ЦК ВКП(б), СНК СССР, Наркомтяжпрома, ЦК ВЛКСМ, IX съезда профсоюзов с завода ушла телеграмма: «Семнадцатитысячный коллектив рабочих и инженерно-технического персонала Сталинградского тракторного завода имени Феликса Дзержинского добился исторической победы. 20 апреля коллектив овладел проектной мощностью завода... Заверяем партию и правительство, что 144 трактора — не последнее слово дзержинцев». Народный комиссар тяжелой промышленности Г. К. Орджоникидзе заявил: «Я согласен с теми товарищами, которые считают, что 144 — это не предел. Я уверен, что рабочие и техники Сталинградского завода еще раз докажут, что они не только овладели заводом, не только дали полную проектную мощность, но будут давать с конвейера и по 200 тракторов в сутки».

ЦК ВКП(б) постановил войти с предложением в президиум ЦИК СССР о награждении СТЗ орденом Ленина. Такой же награды была удостоена заводская газета «Даешь трактор». Ордена и медали получили сотни тракторозаводцев. В 1932 г. СТЗ выпустил 29559 тракторов и 2000 моторов. Всего с момента пуска — 48187 тракторов.

В Сталинграде строился в эти годы не один только тракторный завод. 23 марта 1929 г. газета «Борьба» опубликовала решение президиума Госплана РСФСР и ВСНХ СССР о развертывании строительства Сталинградской ГРЭС. Место для сооружения электростанции было выбрано южнее станции Бекетовской. Начальником строительства был назначен С. З. Ерман (брат Я. З. Ермана). Началось рытье котлована под основные производственные сооружения, возводился поселок для строителей, сооружалась линия электропередач. Работы в основном выполнялись вручную. Это был тяжелый, изнурительный труд. Коллектив Энергостроя принял решение снизить себестоимость строительных работ на 15% и поднять производительность труда на 20%. С ноября 1929 г. на строительстве СталГРЭС развернулось социалистическое соревнование. Если в декабре 1929 г. в соревновании участвовало 788 человек, то в апреле 1930—1935, а в ноябре — уже 2888 человек, или 84% рабочих. Сократилось до минимума число прогулов.

Кладка кирпичей на одного каменщика увеличилась с 250 штук до 900 штук за смену. Армирование, опалубка и бетонирование водоразборного колодца были выполнены за 30 ч вместо 108 ч по нормам. В числе передовых были бригады каменщиков под руководством Мокрова и Позднышева, бригада арматурщиков Трусова, бригада землекопов Герасимова и другие.

Когда на строительстве СталГРЭС наметилось отставание в темпах и возникла угроза срыва пуска станции в намеченный срок, комсомольцы Сталинграда «пошли на буксир». Они создали городской «батальон энтузиастов», который отработал на строительстве 90 тыс. ч. В июне 1930 г. на строительстве ГРЭС побывал М. И. Калинин. Вместе с начальником строительства и председателем постройкома Михаил Иванович осмотрел главное здание станции и другие объекты.

Все ближе подходило время пуска. И вдруг произошло непредвиденное — потекли трубы в котельном цехе. На прорыв вышли начальник котельного цеха Иванов и сварщик Синельников. Тридцать два часа они не выходили из котельной.

В Красной книге строительства СталГРЭС, как сообщала газета «Поволжская правда», было записано: «9 ч 05 м. 8 ноября 1930 г. состоялся пробный пуск турбины № 1 мощностью в 24 тысячи киловатт. Машина работает, достигла 2700 оборотов в минуту. Ерман». О пуске начальник строительства доложил Советскому правительству. Вечером 8 ноября 1930 г. состоялся митинг. Секретарь райкома партии зачитал приветственную телеграмму председателя ВСНХ СССР В. В. Куйбышева: «Поздравляю с октябрьской победой рабочих и инженеров СталГРЭСа, выстроивших на 9 месяцев раньше срока станцию. Выражаю уверенность, что вы будете бесперебойно снабжать энергией промышленность города Сталина, в том числе — арсенал коллективизации — тракторный завод имени Дзержинского».

Вскоре станция была пущена на полную мощность. Героические усилия строителей были отмечены высокой правительственной наградой — орденом Трудового Красного Знамени.

Серьезную помощь коллектив Энергостроя оказывал строителям Челябинской ГРЭС, куда была послана ударная бригада. Она наглядно показала челябинцам образцы умелой организации труда. Вскоре в Челябинске появились десятки ударных бригад. Новый трудовой подъем обеспечил пуск Челябинской ГРЭС на 75 дней раньше намеченного срока.

Сооружение тракторного завода потребовало реконструкции металлургического завода «Красный Октябрь», требовалась высококачественная сталь.

По проекту, утвержденному в июле 1930 г., планировалось в ближайшие годы увеличить выплавку стали до 522, 8 тыс. т и проката до 416 тыс. т в год; автотракторной стали — 113 тыс. т, ранее ее вообще не выплавляли. Но предпосылки были. Еще в 1929 г. «Красный Октябрь» выплавил 217 тыс. т стали — в полтора раза больше, чем в 1913 году. В перспективе завод должен был выйти на рубеж в 750 тыс. т стали в год.

Реконструкция предполагала не только переоборудование действовавших мартенов, но и внедрение новых технологических процессов, что позволило бы выплавлять легированные, углеродистые, хромо-никелевые стали и производить прокат сложных профилей. Реконструкция шла довольно быстрыми темпами. Сложнее обстояло дело с освоением новой технологии. Для оказания помощи на завод в конце февраля прибыла бригада ЦК ВКП(б) во главе с В. И. Полонским. Была произведена всесторонняя проверка деятельности предприятия. Особое внимание обращалось на вопросы технического руководства, планирования, оплаты, соцсоревнования.

Бригада ЦК ВКП(б) отметила, что краснооктябрьцы добились некоторых успехов, но нерешенных проблем масса, и организационных, и чисто технических 15 марта 1930 г. бригада ЦК ВКП(б) на собрании обстоятельно проанализировала ход реконструкции на «Красном Октябре». Имеющийся опыт был использован и на других предприятиях.

29 мая 1930 г. была проведена опытная плавка качественной стали, однако неудачно. Весь металл пошел в брак. Краснооктябрьцы продолжали поиск, экспериментировали. Одновременно ликвидировались узкие места, улучшалась технологическая и трудовая дисциплина, наводился порядок в заводском хозяйстве, которое, кстати, было запущенным. Г. Е. Трейдуб, назначенный новым директором, рассказывал: «Во всех цехах, во дворе, вокруг завода, везде и всюду я видел одно и то же: грязь, грязь и грязь... Везде было набросано, нахламлено. Я смотрел и удивлялся, как паровозы могут ходить по пути, который загажен и находится в жутком беспорядке. Ответ на этот вопрос получил позже, когда узнал, что паровозы часто сходят с рельсов, а иногда просто опрокидываются. Меня поражало, как люди ходят и не спотыкаются о горы хлама, не тонут в грязи».

О том, какой была до реконструкции трудовая дисциплина, можно судить по воспоминаниям бывшего мастера блюминга В. И. Дегтярева: «Раньше, бывало, мастер скажет слово, и это закон. Бегут, исполняют, а теперь мастера не слушают, своевольничают. Иногда за плохую работу человека стоило прогнать, а за него профсоюз вступается... вместо работы курят, 15 минут работают, час курят. А то просто без дела ходят». Или ветерана сталевара Ф. А. Гармаша: «На груде болванок сидит парень. Он, захлебываясь, рассказывает о том, как весело провел вчера в компании время. Рассказ привлекает внимание. Люди бросили печи, окружили «веселого парня»... Прогнал я парня с печи, пристыдил собравшихся вокруг, а сам решил рассказать об этом уже не первом случае в парткоме».

Во многом способствовало улучшению дел на заводе развернувшееся соцсоревнование. «Красный Октябрь» принял вызов московского завода «Серп и молот», третьим участником соревнования стал Лысьвенский металлургический завод. В качестве арбитра выступила центральная «Рабочая газета». Всесоюзное объединение «Сталь» для премирования победителя выделило 150 тыс. р. Соревнующиеся проводили межзаводские конференции, обменивались опытом. В 1930 г., в условиях реконструкции, «Красный Октябрь» выполнил план на 97,9%, имел 183 ударные бригады и 3500 ударников. Постепенно осваивалась новая техника качественного сталеварения. В том же году завод выплавил 9105 т качественной стали. В 1931 г. на реконструкцию было выделено 18 млн. руб. Полным ходом шло сооружение новых мартеновских печей, термического, сортового и других цехов. Выплавка качественной стали возросла до 160 тыс. т — из 200 тыс. т в целом по стране. По сравнению с 1930 г. объем производства увеличился в 18 раз. И все-таки годовой план не был выполнен — сказались и перебои в снабжении, и несовершенная еще организация труда. Оставляла желать лучшего и трудовая дисциплина. Эти негативные факторы проявились и в 1932 г., завод все больше и больше отставал с выполнением плана. 11 сентября «Правда» опубликовала статью «Чем болеет «Красный Октябрь»?». По сообщению газеты, на заводе значилось 11408 человек оплачиваемого персонала, а непосредственно в производственном процессе принимали участие 8404 человека. Разбухший административно-управленческий аппарат мешал четкой организации производства, сдерживал рост производительности труда. Рабочие вполне обоснованно жаловались: работаешь один, а указывают тебе трое, и каждый по-разному. Текучесть рабочей силы достигала 12%: профсоюзная и партийная организации весьма либерально относились к прогульщикам, халтурщикам, бракоделам.

4 сентября 1932 г. на завод приехала комиссия ЦК ВКП(б), возглавляемая Ворошиловым и Пятаковым.

5 сентября состоялось многолюдное партийно-хозяйственное совещание. Разговор шел о наиболее острых проблемах, о мерах по их ликвидации. 11 сентября 1930 г. вопрос о неблагополучном положении на заводе «Красный Октябрь» обсуждался в ЦК ВКП(б).

Надо сказать, что кадровые рабочие горячо поддержали все мероприятия по наведению порядка на производстве. В короткое время значительно были сокращены штаты и упрощена структура управления, нашлись дополнительные фонды по снабжению рабочих продовольствием и промышленными товарами, началось строительство фабрики-кухни. Больше стало уделяться внимания подсобному хозяйству завода и индивидуальному огородничеству. Неисправимых прогульщиков и лодырей увольняли. И, конечно, продолжалось техническое переоборудование завода, строительство новых мощностей. В сентябре 1932 г. была зажжена последняя из строившихся мартеновская печь № 13, полностью завершили переоборудование блюминга. Строились печи для термической обработки стальных изделий. Расширялась энергетическая база завода. В 1932 г. «Красный Октябрь» выпустил 295 тыс. т стали, в том числе 264 тыс. т качественной и 220 тыс. т проката.

Таким образом, в годы первой пятилетки завод «Красный Октябрь» освоил массовый выпуск высококачественных сталей, так необходимых для новых отраслей хозяйства, прежде всего для автотракторной промышленности. Немалую роль в решении этой ответственной задачи сыграли кадровые рабочие, в том числе сталевары Сидельников, Кузьмин, Ремизов, мастера Шапошников, Гармаш, Девченко, работники центральной заводской лаборатории во главе с ее заведующим инженером Тагером и многие другие. В реконструкцию завода за пятилетку было вложено 50 млн. р. Выпуск продукции вырос с 21,4 млн. р. в 1927—1929 хозяйственном году до 68,4 млн. р. в 1932 г., т. е. более чем в 3 раза. В 1932 г. завод «Красный Октябрь» выплавил 40 % качественной стали от общего выпуска ее в стране.

Полной реконструкции подвергся и завод «Баррикады». В первые годы Советской власти он был на консервации. К началу первой пятилетки на предприятии работало всего 800 рабочих, из них квалифицированных — 120 человек. В начале 1928 г. на общезаводском партийном собрании отмечалось, что имеются необходимые технические предпосылки для быстрого превращения завода «Баррикады» в крупное машиностроительное предприятие. Партийное бюро и дирекция вошли в ЦК ВКП(б) и ВСНХ СССР с ходатайством о включении завода в число предприятий, подлежащих реконструкции. С середины 1928 г. коллектив завода начал перестраивать свою работу, увеличилась его численность. В мае 1929 г. был организован партийный комитет.

В первом году пятилетки «Баррикады» производили грузоподъемные тали, редукторы лебедок, вращающиеся печи для цементных заводов, нефтяные качалки... Всего было выпущено продукции на 2,6 млн. р. Наилучших показателей добились котельный и ремонтно-механический цехи. По-ударному работали токари И. И. Шкарин, П. Юдин, И. Артамонов, слесарь В. Толоконкин, котельщики Воронков, Гартунг, Дроботовы (отец и сын), Иванов и другие, Однако из-за недостатка квалифицированных рабочих процент брака был велик. 3 августа 1929 г. Сталинградский окружком партии, обсудив вопрос о положении дел на «Баррикадах», предложил дирекции и парткому больше уделять внимания капитальному строительству, снижению себестоимости продукции, развертыванию социалистического соревнования, улучшению работы производственного совещания. На заводе побывал Г. К. Орджоникидзе. Он осмотрел все цехи, детально ознакомился с производством.

19 марта 1930 г. бюро окружкома партии снова обсудило вопрос о реконструкции завода «Баррикады» и признало темпы ее медленными. Обращалось внимание прежде всего на развитие горячих цехов, которые должны были увеличить выпуск высокосортных сталей до 22 тыс. т в год. Требовалось ускорить строительство 50-тонной и 20-тонной мартеновских печей и пустить их к 1 августа. Одновременно шла подготовка квалифицированных кадров. Передовиков посылали на учебу в техникумы и институты, многие перенимали опыт на родственных предприятиях страны. Большую помощь оказал специалист по легированным сталям, заведующий кафедрой металлургии одного из московских вузов М. М. Струсельба, прибывший на «Баррикады». Сравнительно быстро освоили производство хромистых, хромоникелевых и других сталей. Струсельба ввел много технологических новшеств, значительно облегчивших труд сталеваров. С конца 1931 г. до середины 1933 г. он работал заместителем директора завода.

В 1932 г. на предприятии уже было 3980 рабочих, из которых 3230 — квалифицированные. Наряду с уже освоенной продукцией начали изготавливать мощные прессы с усилием в 800—1200 т, ранее в стране не производившиеся. Были освоены поковки из 25-тонных слитков (роторы для турбогенераторов, гребные винты для судов и др.).

На Сарептском затоне быстро росли цехи Красноармейской судостроительной верфи, рассчитанной на ежегодное производство 47 сухогрузных цельнометаллических барж грузоподъемностью по 4400 т. Одновременно строились бараки для строительных рабочих и каменные дома, предусматривались амбулатория, школа, магазины, клуб на 600 мест. В октябре 1930 г. заработала первая очередь судоверфи.

Строились также химический комбинат, метизный, кожевенный, кирпичные заводы и ряд других предприятий. Претерпели реконструкцию и лесопильные заводы. Общее число их сократилось, но производственные мощности увеличились более чем вдвое. Так, на реконструированном Ельшанском заводе «Электролес» работало 29 быстроходных пилорам. Мощность завода достигла 1,4 млн. м3 лесоматериалов в год. К числу крупных относились лесозаводы имени Ермана, НКПС. Общая производительность всех лесозаводов Сталинграда превысила 2 млн. м3 лесоматериалов в год. Предприятия легкой промышленности после реконструкции увеличили производство в 2,5 раза, пищевой — в 3 раза.

В годы первой пятилетки Сталинград стал одним из крупнейших индустриальных центров Поволжья. На его долю приходилось 55,3% промышленной продукции Нижне-Волжского края. Выпуск валовой продукции сталинградской промышленности по сравнению с 1913 г. увеличился в 5,8 раза. Примерно вдвое увеличилось число рабочих: в 1932 г. их было 67 тыс., что равнялось общей численности рабочих Саратова и Астрахани.

Быстрое развитие промышленности и рост численности населения Сталинграда пришли в противоречие с его коммунальным хозяйством. Мощности городского водопровода уже явно не хватало. Растянувшийся на десятки километров вдоль Волги город не имел развитой транспортной системы. Трамвай действовал лишь в центральной части и в северных районах города. Связь с Бекетовкой и Сарептой осуществлялась только с помощью пригородного железнодорожного сообщения. Мало было дорог с твердым покрытием, в небольшом количестве появились автобусы. До ввода в действие СталГРЭСа город плохо освещался. Из 25 тыс. домовладений только в 4 тыс. загорался по вечерам свет. Ощущалась острая необходимость в банях, больницах, школах, детских учреждениях.

Лишь в ходе индустриализации коммунальное хозяйство, жилищное строительство получили существенное развитие. 5 января 1930 г. Совет Народных Комиссаров РСФСР принял очень важное для нашего города постановление. «Признать необходимым, — говорилось в нем, — все строительство промышленного района вести как опыт крупного социалистического строительства, в котором все элементы производства, культуры и быта должны быть рационально увязаны между собой».

При крайисполкоме было создано управление Сталинградстрой. По генеральному плану Сталинграда, утвержденному в 1931 г., намечалось создание пяти социалистических городов: Металлогород (район заводов «Красный Октябрь», «Баррикады», тракторный), Центрогород (центральная и заполотновская часть города), Лесогород (район зацарицынских и ельцинских лесозаводов), Энергогород (Бекетовка и СталГРЭС) и город транспортников (станция Сарепта, судоверфь и будущий Волго-Донской канал). Постановлением ВЦИК от 10 июля 1931 г. территория Сталинграда была расширена с 109,7 до 335,2 км2. В черту города включались Спартановка, Рынок, Верхняя Ельшанка, Купоросный, Бекетовка, Старая Отрада, Сарепта-Дамба, Красноармейск и некоторые другие пригородные поселки и хутора.

28 августа 1931 г. Совет труда и обороны принял постановление о жилищном, коммунальном и культурно-бытовом строительстве Сталинграда. Предусматривалось сооружение 300 тыс. м2 жилья, для чего выделялось 27, 9 млн. р. Крупные средства отпускались на развитие городского водопровода, расширение транспорта, благоустройство. Была проведена трамвайная линия в Елынанку, еще в 1928 г. началось сооружение 48-километровой шоссейной дороги от СТЗ — до Красноармейска. 7 января 1932 г. Нижне-Волжский крайисполком принял решение о перенесении краевого центра из Саратова в Сталинград. Президиум ВЦИК 15 января 1932 г. своим решением удовлетворил это ходатайство. «Правда» писала: «Промышленному Сталинграду тесно на улицах старого города, он давно вырос из его границ. Сталинград должен строиться ударными темпами».

В связи с необходимостью размещения в городе краевых учреждений, а также семей работников партийных, советских, профсоюзных и комсомольских органов решили надстроить каменные здания на 2—3 этажа. Кроме того, было намечено строительство четырех 5—7-этажных 300-квартирных домов. Всего жилой фонд Сталинграда в течение первой пятилетки увеличился с 824 тыс. м2 до 1219,8 тыс. м2. Развернулось строительство АТС на 10 тыс. номеров. Всего за пятилетку на развитие коммунального хозяйства Сталинграда израсходовано 70 млн. р.

Расширилась сеть учреждений здравоохранения. Был создан физиотерапевтический институт имени Семашко на 40 больничных коек. Действовали Эльтонский грязелечебный курорт, Николаевская кумысолечебница, три туберкулезных и 9 венерологических диспансеров, пастеровская станция, 11 больниц на 2 263 койки, 24 поликлиники и амбулатории, 7 женских и 18 детских консультаций, 40 яслей на 4000 мест. В городе имелось 438 врачей.

Серьезные преобразования произошли в сфере народного образования и культуры. Стало обязательным всеобщее начальное обучение — с 8-летнего возраста. К концу пятилетки в Сталинграде имелось 54 школы первой и 27 школ второй ступени, 15 техникумов, в которых обучалось 2918 студентов. Многие техникумы создавались на базе школ и училищ. Например, электротехнический техникум был образован на базе школы им. Достоевского, автодорожный — школы им. Пирогова, электромеханический — школы им. Белинского, педагогический школы им. Дарвина, строительный — школы им. Ковалевского. Судостроительный техникум возник на базе профтехшколы им. Кулибина, промышленно-экономический техникум им. Чупрова перепрофилирован по мясной промышленности, индустриальный техникум им. Ньютона — по тракторостроению.

31 мая 1930 г. в поселке тракторного завода был открыт тракторный институт (позже — механический, ныне — политехнический). 1931 г. — год образования строительного и педагогического институтов. В 1930 г. открылась 7-я военная школа летчиков имени Сталинградского Краснознаменного пролетариата.

Продолжал действовать драматический театр, получивший имя М. Горького, краеведческий музей, картинная галерея.

На годы первой пятилетки пришлось новое районирование Поволжья. В 1928 г. образована Нижне-Волжская область, в которую вошли Астраханская, Саратовская и Сталинградская губернии с центром в г. Саратове. После включения в июне 1928 г. в Нижне-Волжскую область АССР немцев Поволжья и Калмыцкой автономной области она была преобразована в Нижне-Волжский край (11 июня 1928 г.), который делился на округа: Астраханский, Балашовский, Вольский, Камышинский, Пугачевский, Саратовский, Сталинградский и Хоперский. Сталинградский округ был самым большим по площади (49 тыс. км2) с населением 671,8 тыс. человек. Сельское население составляло около 502 тыс. человек. В округ входило 10 районов, 375 сельских Советов, 1164 населенных пункта. Округа просуществовали недолго. 15 июля 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление о их ликвидации.

Произошли изменения в районировании Сталинграда. Первоначально он делился на три района, затем на два. В 1931 г. в связи с увеличением территории города в 3 раза были образованы Ерманский, Дзержинский, Ворошиловский и Красноармейский районы.

Значительно выросла партийная организация. На 1 июля 1928 г. Сталинградская окружная партийная организация насчитывала 10799 коммунистов. В 1932 г. в Сталинградской городской организации ВКП(б) на учете состояло 17822 коммуниста.

За годы первой пятилетки Сталинград превратился в один из крупнейших центров Поволжья.

Награда конкурса  «Электронный Волгоград-2004»
Оглавление раздела Следующая страница — «В преддверии грозных испытаний»
Главная | История | Даты | Путеводитель | Галерея | Статьи | Архив | Ссылки | Карта сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования