GISMETEO: Погода по г.Волгоград

На правах рекламы:

в москве курсы изучения китайского языка от известной компании

• На www.allgame.club купить аккаунт Crysis 3.

Сами устраиваем себе жизнь

После окончания гражданской войны Советская Россия получила возможность начать восстановление народного хозяйства. В то время В. И. Ленин писал: «...Мы имеем не только передышку, — мы имеем новую полосу, когда наше основное международное существование в сети капиталистических государств отвоевано».

Искренне радуясь возможности посвятить все силы восстановлению хозяйства, Владимир Ильич тем не менее не впадал в безудержный оптимизм, реально оценивал обстановку, понимая, что международный империализм экономически, а возможно, и военным путем постарается лишить революцию будущего. «Надо помнить, — указывал он, — что от всякого нашествия мы всегда на волоске». Но и экономическое положение республики было исключительным по своей тяжести. В. И. Ленин образно сравнивал его с состоянием «человека, которого избили до полусмерти: семь лет колотили ее, тут, дай бог, с костылями двигаться». Действительно, в 1920 г. крупная промышленность произвела продукции в 7 раз меньше по сравнению с 1913 г. Сельское хозяйство в 1921 г. поставило городу продовольственных товаров в 3 раза меньше, чем в 1913 г. В свою очередь, и крестьяне не получили соли, спичек, сахара, мыла, керосина, мануфактуры и других товаров первой необходимости. Крестьянское хозяйство в значительной степени «натурализировалось», то есть стало на путь примитивного самообеспечения. В довершение ко всему был разрушен транспорт.

Сплошь разоренной оказалась и территория Царицынской губернии. Положение усугубила разразившаяся в 1920 г. засуха. С 903 тыс. десятин собрали всего около 4, 5 млн. пудов зерна, что составляло лишь 8% от урожая 1916 г. Еще 19 октября 1920 г. президиум губкома РКП(б) рассмотрел вопрос о положении губернии в связи с неурожаем. В его решении отмечалось, что «благодаря невероятной засухе в текущем году 60% всей площади засеянной земли урожая не дали, а остальные 40% дали весьма скудный урожай, по нескольку пудов с десятины». Отсутствие хлеба грозило прекращением работы на важнейших для республики предприятиях Царицына. Гарнизон города имел запас хлеба всего на два дня. В 1921 г. крестьянство, мирившееся с продразверсткой в годы гражданской, после ее прекращения не желало больше строить свое сотрудничество с городом на основе политики военного коммунизма. Усилились антисоветские мятежи, рос бандитизм. Разруха и голод порождали недовольство и среди рабочих, многие из которых были вчерашними крестьянами.

В. И. Ленин считал, что страна переживает острейший политический кризис. Поэтому X съезд РКП(б), состоявшийся в марте 1921 г., принял разработанную Ильичем программу новой экономической политики (нэп), имея в виду укрепление крестьянского хозяйства. Было решено заменить продразверстку продналогом. К началу весеннего сева декрет СНК РСФСР о продналоге был обнародован.

Для разъяснения новой экономической политики в уезды и округа выехали агитбригады губкома партии, они провели около 170 митингов и 200 докладов. Меры по практическому осуществлению нэпа были определены на V губернской партийной конференции и на III губернском съезде Советов, состоявшихся в июне 1921 г. В решении губпартконференции указывалось: «Усиление товарообмена между городом и деревней, изучение и совершенствование системы обмена, создание условий, гарантирующих использование опытных посредников — организаторов торговли и продуктообмена, овладение кооперацией, облегчение ее положения на вольном рынке — являются важнейшей задачей момента». Однако экономическое положение губернии, трудящихся масс к концу 1921 г. оставалось очень трудным. Вследствие недостатка семян было засеяно всего 847 тыс. десятин, что составило лишь 34,3% к уровню 1913 г.; собрано около 2,5 млн. пудов зерна, или 5,5% к уровню 1916 г. Губернию охватил голод. Осенью 1921 г. голодало 395,2 тыс. человек, а в мае 1922 г. — уже 881,5 тыс. или 70% населения. В самом Царицыне голодало 30 тыс. жителей.

В. И. Ленин внимательно следил за восстановлением экономики Нижнего Поволжья. Присутствуя 22 декабря 1920 г. на беспартийном совещании крестьян-делегатов VIII Всероссийского Съезда Советов, он в своих заметках о Царицынской губернии записал: «Была производящей губернией. Теперь потребляющая. Лишь бы обсемениться. Пострадали от контрреволюции». Голод в Поволжье особенно обеспокоил Владимира Ильича. 27 июля 1921 г. он телеграфировал уполномоченному Наркомпрода в Ростов-на-Дону: «Слабая отправка хлеба из Кубани и Ставрополя, в связи с невозможностью увеличения отправок из других районов республики, сильно обострила без того тяжелый продовольственный кризис Центра, Царицына, Астрахани, которые по плану должны были получить хлеб с Севкавказа... Приказываю в порядке боевой срочности отправить маршрутами не менее семисот пятидесяти тысяч пудов хлеба и зернофуража, из коих две трети Центру, одну треть Царицыну... ».

При Всероссийском Центральном Исполнительном Комитете была создана Центральная комиссия помощи голодающим во главе с М. И. Калининым, а на местах образованы губернские и уездные комиссии. 12 июня 1921 г. Центральная комиссия помощи голодающим при ВЦИК рассмотрела вопрос о работе Царицынской губкомиссии и постановила: «Решительно просить выделить специальный денежный и товарный фонд для закупки хлеба. Царицыну отпущено 50000000 рублей». Затем было выделено еще 50 млн. По всей стране развернулась широкая кампания по оказанию помощи голодающим. Активно велась устная и печатная агитация, производится сбор семенных ссуд, а также заготавливался посевной материал на местах для организации сева. Голодающим помогали продуктами, медикаментами, для них открывали столовые.

Центральная комиссия помощи голодающим при ВЦИК обратилась ко всем трудящимся с призывом: «Пусть десять сытых прокормят одного голодающего!» Повсеместно рабочие производили отчисления из своих скудных пайков и заработков. В братских советских республиках (УССР, Азербайджан, Грузия и др.) шел сбор пожертвований для Царицынской и других голодающих губерний. Так, Харьков послал 30 вагонов хлеба, Баку — 40, Тифлис — 20 вагонов. В самом Царицыне рабочие завода «Красный Октябрь» постановили ежемесячно отчислять голодающим по 3 фунта муки и работать ежедневно по 2 часа сверхурочно. То же делали рабочие других предприятий, красноармейцы местного гарнизона. На 1 января 1922 г. в фонд помощи голодающим по губернии собрали 730 млн. Кроме того, государство отпустило губернии для посева весной 1922 г. 1700 тыс. пудов зерна. Посеяно было на 15% больше, чем в 1921 г.

В сентябре 1921 г. В. И. Ленин подписал обращение к работникам речного транспорта с призывом выполнить до закрытия навигации все перевозки водою продовольственных, воинских, топливных и прочих грузов. С целью ознакомления с положением на местах и оказания необходимой помощи голодающему населению председатель ВЦИК М. И. Калинин вместе с рядом ответственных работников отправился на пароходе в поездку по Волге. 24 августа 1921 г. пароход «Сарапулец» прибыл в Царицын. М. И. Калинин находился в нашем городе два дня. Он побывал в сельскохозяйственной коммуне в Латошинке, где осмотрел хозяйство и ознакомился с продовольственным положением. 25 августа 1921 г. М. И. Калинин выступил на заседании губисполкома, призвал использовать все силы и средства, имеющиеся в губернии, по преодолению голода. Из Царицына он телеграфировал в Москву, чтобы Царицынской губернии отпустили 8 млрд. р. для усиления питания детей. Кроме того, просил о присылке 50 тыс. пудов хлеба и 500 тыс. пудов соли. 25 августа ночью председатель ВЦИКа отправился в Астрахань. На обратном пути 1 сентября М. И. Калинин снова останавливался в Царицыне, пообещал поддержать ходатайство губернских органов об увеличении семенной ссуды.

2 августа 1921 г. В. И. Ленин обратился к мировому сообществу с призывом об оказании помощи голодающим. Международный пролетариат, прогрессивные общественные деятели ряда стран не остались безучастными. В частности, горячим поборником оказания помощи голодающим в России выступил известный полярный исследователь Фритьоф Нансен. Оказывала помощь голодающим и «Американская администрация помощи» (АРА). Всего за границей было собрано 2,5 млн. пудов зерна и 600 тыс. р. Через АРА в Царицынскую губернию поступило около 2 млн. пудов продовольствия. Несмотря на то, что посевные площади возрастали, что постепенно увеличивалось поголовье скота, производство сельскохозяйственной продукции в губернии никак не могло достичь довоенного уровня. В 1924 г. в результате жестокой засухи хлеба погибли на 90% посевных площадей. Массового голода не произошло лишь потому, что крестьяне собрали неплохой урожай бахчевых и овощей. Голодало 90 тыс. человек, или 10% от числа голодающих в 1921 году.

Положение в губернии осложнялось бандитизмом. Так, в северной части Николаевского уезда появилась банда Вакулина, которая 7 февраля 1921 г. захватила уездный центр. Она имела до 500 штыков и 200 сабель, свыше 25 пулеметов. Под селом Водяное банду основательно потрепали, после чего она перебралась на территорию АССР немцев Поволжья. В Николаевском и Ленинском уездах действовали банды Маслова, Носаева, Еркина, Солохина и другие численностью от 20 до 60 сабель каждая. Более мелкие банды (5—10 человек) орудовали в Черноярском уезде. 15 мая 1921 г. удалось ликвидировать шайку Макарова — под хутором Секачевым Усть-Медведицкого округа. Сам главарь был зарублен во время схватки. 26 марта 1921 г. такая же участь постигла банду Фомина, разромленную в районе хуторов Тишинского и Аржанова Хоперского округа. К концу 1921 г. на территории губернии насчитывалось до 20 банд общей численностью до 1500 при 10 пулеметах. Наиболее крупными считались банды Пятакова (500 сабель при 6 пулеметах), Фомина (150 сабель при 1 пулемете). Банда Шувалова имела 70 сабель и 2 пулемета. «В ноябре 1921 г. в г. Царев Ленинского уезда врывается банда под командой Волкова-Волчанского, численностью более 300 сабель, производит бесчинный грабеж, — сообщала газета «Борьба». — На защиту выступают коммунары г. Царева в количестве 37 человек, своей стойкостью, преданной смелостью наводят панику, в результате банда позорно оставляет Царев и все награбленное имущество отбирается обратно. Одиннадцать коммунистов г. Царева за героизм в борьбе с бандитами были представлены к награждению орденом Красного Знамени». К концу 1922 г. с бандитизмом на территории Царицынской губернии в основном было покончено. Однако это вовсе не означало, что в губернии наступило полное спокойствие. Отдельные мелкие бандгруппы продолжали беспокоить население. Иногда нападали на сельских активистов, милиционеров. Интересны воспоминания члена партии с 1919 г. П. П. Беляченко: «Будучи командиром отряда ЧОН, мне довелось участвовать в борьбе с кулацкой бандой Киселева, бывшего белогвардейского офицера. В банде насчитывалось 33 человека. Это преимущественно были озлобленные против Советской власти, наиболее озверелые и опытные контрреволюционные элементы Бандиты были хорошо вооружены и имели по два коня на каждого. Банда оперировала в левобережной части Дона, на территории 2-го Донского округа Царицынской губернии (в районе Котельниково, Верхнекурмоярской, Степаноразинской и др.). Бандиты расправлялись с сельскими коммунистами, особенно с приезжими, вели контрреволюционную агитацию среди казачьего населения, грабили граждан, возвращавшихся с котельниковского базара, делали налеты на лавки сельпо и сельсоветы. Против бандитов вели борьбу отряд войск НКВД (под командованием т. Еременко), располагавшийся в Котельниково, котельниковский отряд ЧОН (под командованием т. Сербина), верхнекурмоярский отряд ЧОН и степаноразинский отряд ЧОН. Все указанные отряды действовали под общим командованием т. Еременко». Впоследствии банда Киселева после неоднократных стычек с отрядами чоновцев откочевала в Сальский округ соседней Донской области. Затем была полностью истреблена.

Выход из нужды и разорения для крестьян виделся лишь в развитии кооперации. Первые шаги в этом направлении были сделаны еще в 1920—1921 гг. На 1 октября 1925 г., по данным губселькредитсоюза, насчитывалось 237 кооперативных организаций, объединявших 28360 крестьянских хозяйств, что составляло 23,57% от общего их количества. В среднем кооперативы объединяли по 324 человека. Торговый оборот сельскохозяйственной кооперации с 1 октября 1924 г. по 1 сентября 1925 г. составил 6211904, то есть по сравнению с предыдущим таким же периодом увеличился в 3,5 раза.

Немаловажное значение для подъема сельского хозяйства имело проведение мелиоративных и лесомелиоративных работ, объем которых особенно увеличился в 1925 г., когда на их проведение было отпущено 2,3 млн. р. Оросительные работы велись в 106 местах, обводнительные — в 426.

Появилась возможность использовать в земледелии тракторы. Если по 1924 г. в губернии было 28 тракторов, то к 1 августа 1925 г. их стало 282: в крестьянских комитетах — 62 трактора, в совхозах — 43, в сельхозартелях — 60; в сельхозкоммунах — 27, в кредитных товариществах — 15 тракторов. Всего тракторами в 1925 г. было вспахано 13255 десятин земли.

Восстановлению и дальнейшему подъему сельского хозяйства способствовало укрепление смычки между городом и деревней. Так, губком РКП(б) 7 октября 1922 г. решил направить 200 коммунистов для работы на селе.

Интересный опыт шефской работы накопила партийная ячейка городской металлообрабатывающей промышленности. В одной из своих публикаций за 26 апреля 1925 г. газета «Борьба» сообщала: «Смычка города с деревней — лозунг сегодняшнего дня. Этому лозунгу следуют рабочие-металлисты... В первых числах апреля в хутор (Вертячий — авт.) была командирована первая делегация от ячейки и рабочих-металлистов. Делегация отвезла первую партию газет и литературу, собранную коммунистами и беспартийными товарищами на заводах. Встреча на хуторе была радушная, деревенский труженик ждет от города света и знаний, ждет разъяснений и указаний по различнейшим вопросам сельского хозяйства и сельской жизни. На открытое собрание ячейки в первый же день приезда делегации пришли беспартийные казаки, которые засыпали представителей делегации вопросами... Собрание решило осуществить живую связь между хуторской ячейкой и ячейкой металлистов путемвзаимной посылки представителей...

Серьезное внимание было обращено делегацией на работу среди крестьянской молодежи, которой в хуторе насчитывается несколько сотен. Культработа среди них ведется слабо. Члены коммунистической ячейки дали слово начать организацию ячейки РКСМ. Теперь готовятся новые делегации в деревню, посылки новой литературы, причем 1 Мая предполагается взаимный обмен делегациями. Пусть же крепнет связь тружеников земли и заводов. Первый шаг сделан».

В «Борьбе» также была помещена публикация о том, что рабочие бекетовских лесозаводов осуществляли культурное шефство над селами Бекетовка, Старая Отрада, Новая Отрада, Варваровка, Гавриловка, хутор Просочка. В селах открывались избы-читальни, которые обеспечивались с помощью рабочих газетами, книгами. Шефы у себя на заводах помогали крестьянам отремонтировать сельхозинвентарь.

В октябре 1924 г. президиум 1-го райкома РКП(б) г. Царицына рассмотрел вопрос о работе партийных ячеек по оказанию шефской помощи деревне. Всего в районе имелось 8 шефствующих партячеек. Ими была проделана большая работа по антирелигиозной пропаганде, разъяснению мероприятий Советской власти по борьбе с недородом. В селах организовывались отделения рабочих кооперативов. Много книг отправили подшефным рабочие металлургического завода. В своем постановлении президиум 1-го райкома РКП(б) отметил, что он «подчеркивает настоятельную потребность в организационной, культурной и материальной помощи деревне, а поэтому считает необходимым от случайной, бессистемной работы перейти к постоянной, организованной помощи деревне». В постановлении также указывалось на необходимость немедленного создания «Общества культурной смычки», планировалось наладить работу в избах-читальнях, выписать для них газеты «Беднота», «Крестьянская правда», «Правда», журналы «Крестьянка», «Безбожник», «Новая деревня», «Изба-читальня», «Помощь самообразованию», снабжать избы-читальни всей сельскохозяйственной и другой литературой, затрагивающей интересы деревни.

Новые формы шефской работы применили железнодорожники ст. Царицын Юго-Восточной железной дороги, оказывавшие помощь труженикам Качалинской волости. Каждая служба — телеграфисты, паровозники, кондуктора — взяла шефство над одним из хуторов, в котором открывала избу-читальню, обеспечивая ее литературой. Организовывались сельскохозяйственные кружки, руководителями которых были шефы. Например, паровозники открыли в хуторе Паншине школьный кооператив, снабдили его учебными принадлежностями. Ими же был создан отряд юных пионеров. Кондуктора в Котлубани открыли кузницу, в которой производился ремонт сельхозмашин. В самой Качалинской было организовано общество безбожников.

Над селом Ерзовкой шефство осуществлял Царицынский райнефтесиндикат. В одном из номеров «Борьба» поместила «Письмо из подшефной деревни», в нем ерзовцы писали: «Вы нам помогли во многом. Теперь у нас открыты изба-читальня и кузнечная мастерская. Весь инструмент дал нам шеф. Куплен трактор для Ерзовского кресткома, задаток за этот трактор уплатили рабочие райнефтесиндиката, да керосина 11 пудов и 2 пуда бензина отпустили. Шеф остеклил школу, дал учебники, снабжает ребятишек тетрадями, высылает нам ежемесячно 100 экземпляров газеты «Крестьянская правда». Вот за что мы благодарим рабочих райнефтесиндиката».

В 1923—1925 гг. на царицынских предприятиях возникли организации Всесоюзного общества культсмычки. 1 ноября 1924 г. газета «Борьба» опубликовала обращение губисполкома и Царицынского горсовета к Ленинградскому губисполкому и горсовету, в котором говорилось: «Дорогие товарищи ленинградцы! Наша надломленная гражданской войной и неурожаями губерния нуждается в помощи, в товарищеской поддержке. Мы знаем, товарищи лениградцы, что вы сами материально не богаты, что вы сами только что пережили большое бедствие — наводнение. А потому мы просим у вас не столько материальной, сколько моральной и культурной поддержки. Мы обращаемся к вам как к старшему брату, как к более культурно и умственно богатому товарищу. Мы просим вас принять шефство над нашей Царицынской губернией... Мы надеемся, мы верим, что это шефство, эта смычка принесет новое и ободрит рабочих и крестьян Царицынской губернии в деле борьбы со стихией при переходе на новые рельсы ведения хозяйства и явится на этом новом экономическом фронте застрельщиком в создании новой деревни, в осуществлении заветов нашего дорогого вождя В. И. Ленина».

Обращение нашло горячую поддержку у ленинградцев. На торжественном заседании Ленинградского Совета и Ленинградского губисполкома, посвященном 7-й годовщине Великого Октября, было принято соответствующее решение. Шефская помощь способствовала развертыванию культурного строительства на Нижней Волге, ликвидации неграмотности. Происходит углубление политпросветработы на селе, ее агитационно-зрелищный характер сменяется на более серьезный, политический, связанный непосредственно с насущными проблемами деревни. Центрами этой работы становились избы-читальни, при которых действовали сельскохозяйственные, кооперативные, атеистические, военно-прикладные и другие кружки. Избы-читальни способствовали также пропаганде среди крестьян различных форм кооперации, мелиоративных работ.

Преодолевая неимоверные трудности, крестьянство Царицынской губернии к концу восстановительного периода в основном справилось с голодом и разрухой, более уверенно стало смотреть в будущее.

Восстановление и перестройка промышленности в губернии, особенно после X съезда РКП(б), проходила в трудных условиях. Новая экономическая политика требовала внедрения хозяйственного расчета, повышения производительности труда, укрепления трудовой дисциплины. Приходилось на первых порах концентрировать производство на наиболее рентабельных предприятиях, приводить число рабочих и служащих в соответствие с действительными потребностями; вводились сдельщина и натуральное премирование. Состоявшаяся 15 июня 1921 г. V губернская партийная конференция постановила: «Для обслуживания и самообихода губернского хозяйственного организма необходимо изыскать средства и использовать имеющееся сырье и технику с таким расчетом, чтобы: а) продукты промышленности соответствовали спросу крестьянского хозяйства; б) крупная промышленность, включенная в общегосударственный план, не пострадала бы отливом сырья и технических средств».

18—19 июня 1921 г. проходил III губернский съезд Советов. На нем отмечалось, что некоторые царицынские заводы играют большую роль в хозяйственной жизни всей Советской Республики. Например, металлургический завод «Красный Октябрь», завод «Баррикады» (орудийный). «Красный Октябрь» с 1 декабря 1920 г. по 1 июня 1921 г. переработал 283,8 тыс. пудов металла по сравнению с 40 тыс. за предшествующее полугодие. Гвоздильный завод Серебряковых изготовил 2288 пудов гвоздей, гвоздильный завод № 6 — 816 пудов. Завод имени Ильича (бывш. «Гардиен и Валлос») переработал 8675 пудов металла. Технические и сельскохозяйственные мастерские отремонтировали и изготовили 1834 единицы сельхозинвентаря, бывшие мастерские Рубина — 11450 мотыг, вил, граблей, жестяная мастерская — 26880 ведер, чайников, леек, бачков. Конечно, это были только первые шаги по восстановлению промышленного производства.

В принятой III губернским съездом Советов резолюции указывалось: «1. Предложить губсовнархозу выработать окончательную схему управления народным хозяйством губернии в двухмесячный срок со дня настоящего постановления и представить на рассмотрение и утверждение губисполкома. 2. Произвести окончательную перегруппировку всех заводов и фабрик, введя их в единый хозяйственный план на точном расчете всех средств, дающих возможность пустить в ход намеченные предприятия. 3. Заводы, фабрики, не вполне оборудованные и не приспособленные к производству, не обеспеченные сырьем и топливом, перевести в резерв, выделив из них часть заводов для эксплуатации частными средствами организаций, артелей и сдачи частным предпринимателям на договорных началах».

В соответствии с требованиями новой экономической политики съезд обратился с «Воззванием к рабочим, крестьянам и трудовым казакам Царицынской губернии», в котором говорилось: «Мощный удар по разрухе сделан заменой продразверстки продналогом, который понятнее и доступнее земледельцу, который дает возможность быстрее восстановить хозяйство... Оставляя в руках республики крупную промышленность, дается возможность поднять мелкую «кустарную», организуя артели, кооперативы и другие трудовые объединения, строящиеся в интересах трудящихся».

Но даже работающие предприятия испытывали большие трудности с сырьем, материалами, топливом. Целыми месяцами рабочие оставались без заработной платы. Плохо было и с продовольствием. Пайки, хотя и урезанные, регулярно получали только на предприятиях, обеспечивавших выполнение важных государственных заказов. На этих трудностях играли антисоветские элементы, проводя подрывную агитацию. И все-таки царицынские рабочие понимали свой классовый долг, многие из них участвовали в коммунистических субботниках, оставались после работы и ремонтировали изношенное заводское оборудование, а также сельхозинвентарь — в порядке оказания шефской помощи деревне.

Для улучшения координации работы предприятий создается губернское экономическое совещание. В этот орган управления входили представители губкома РКП(б), губисполкома, губсовпрофа, губсовнархоза, губсоюза кооперативов, а также руководители крупных предприятий. Начался переучет предприятий, все они разделялись на четыре категории. К первой категории было отнесено 27 предприятий, имевших государственное значение, на них работало 5506 человек; во вторую категорию вошли 76 предприятий местного значения. К третьей категории относились 119 предприятий, зачисленных в резерв; к четвертой — 289 предприятий, предназначавшихся к сдаче в аренду. Следовательно, всего насчитывалось 511 предприятий.

В июле 1921 г. пленум губкома партии рассмотрел вопрос об очередных задачах хозяйственного строительства. Решено было пересмотреть производственную программу промышленности на основе более строгого учета материальных ресурсов, а также выяснить целесообразность использования каждого предприятия с учетом государственной выгоды. Намечалось перейти на коллективное снабжение рабочих и на сдельную оплату труда. Пленум губкома РКП(б) постановил: «В основу восстановления и развития нашей промышленности и вообще всего хозяйства должен быть положен строгий, твердый хозяйственный расчет. Каждое предприятие необходимо рассматривать с точки зрения выгодности его для государства».

Все эти меры в какой-то степени способствовали подъему в промышленности, начавшемуся во второй половине 1921 г. Однако в 1922 г. снова усилились перебои в продовольственном снабжении, доставке металла, топлива. Серьезные ошибки были допущены при переходе на хозрасчет, так как предприятия, ставшие его осуществлять, не получили основных и оборотных средств. В итоге образовалась обезличка, отсуствовала заинтересованность предприятий в повышении их прибыльности. Убытки одних предприятий покрывались за счет доходов других. Все это к лету 1922 г. привело промышленность губернии в критическое состояние.

Особенно в трудном положении оказался металлургический завод «Красный Октябрь». Помимо объективных причин существовали и субъективные: на предприятии царила бесхозяйственность, низка была трудовая дисциплина; директор завода Сорокопудов запустил дела, не справлялся со своими обязанностями. Не меньшая вина за развал предприятия ложилась и на губсовнархоз во главе с его председателем Д. А. Павиным. Плохо обстояли дела и на чугунолитейном заводе им. Ильича (бывший «Гардиен и Валлос»), на многих лесозаводах. Из 45 лесопильных заводов в 1922 г. действовали только 17.

Состоявшийся 5—9 декабря 1922 г. VI губернский съезд Советов отметил следующее: «Что касается состояния промышленности, то здесь необходимо отметить два обстоятельства, способствовавшие ее упадку. Первое — это тяжелые объективные условия, в которых находилась наша губерния, пораженная голодом... Второе — это неумелое ведение дела бывшим президиумом ГСНХ, который всегда старался переоценить истинное положение вещей. В то время как тяжелая металлообрабатывающая промышленность всецело существовала за счет мелкой, поглощая ее ресурсы, ГСНХ не только не принял мер к устранению таких ненормальностей, а, наоборот, старался доказать, что промышленность прогрессирует и даст до двух миллионов золотых рублей прибыли».

Такое «хозяйствование» привело к «замиранию» мелкой промышленности. Крупная промышленность засосала мелкую. Губисполком заменил президиум ГСНХ, а виновных отдал под суд. По ходатайству губернских органов центр перевел завод «Красный Октябрь» на госснабжение и частично отпустил средства на выдачу заработной платы рабочим этого предприятия. Кадровые рабочие-металлурги тяжело переживали это кризисное время. Многие из них, отработав свою смену, оставались еще в цехе, контролировали, чтобы сменщики не погубили начатую ими плавку.

И все-таки постепенно положение в промышленности начало понемногу выправляться. В апреле 1923 г. на пленуме губкома партии решено было добиться правильного использования оборудования резервных предприятий, дальнейшего повышения производительности труда и качества продукции, улучшения снабжения рабочих, привлечения кооперации к сбыту продукции. Большинство заводов и фабрик план 1922/1923 хозяйственного года выполнило, получено 244,4 тыс. р. прибыли. Однако, как отмечалось на совещании красных директоров 7 октября 1923 г. в докладе заведующего торговым отделом губсовнархоза Ценципера, в экономике возникли «ножницы» в ценах, т. е. цены на промышленную продукцию неимоверно выросли, а на продукцию сельского хозяйства — упали. «Ножницам» способствовал рост накладных расходов в промышленности и госторговле.

Значительно стабильнее стали работать предприятия в 1924 г. Так, завод «Красный Октябрь» выработал около 4 млн. пудов стали, что составило уже 52% от довоенного уровня, и получил 0,5 млн. р. прибыли. Значительный прирост продукции был получен на заводах имени Ильича, «Красная застава», «Лазурь» и других. В целом вся промышленность увеличила выпуск продукции в неизменных ценах на 83%.

1 апреля 1925 г. ВСНХ РСФСР заслушал отчет Царицынского губернского совнархоза о состоянии промышленности за 1923/1924 хозяйственный год. ВСНХ постановил: «Признать в общем работу Царицынского ГСНХ в области организации и управления подведомственной промышленностью за отчетный год удовлетворительной». Было отмечено общее развертывание промышленности как за счет увеличения загрузки действующих предприятий, так и за счет введения новых производственных единиц.

Важное значение имели реконструкция и переоборудование старых предприятий, из года в год росли капиталовложения. Так, в 1924/1925 г. они составили 1266,9 тыс. червонных р., в 1925/1926 г. — 2368,9 тыс. р., в 1926/1927 г. — 5276, 4 тыс. р. С 1925 г. началась реконструкция завода «Красный Октябрь», в том же году подготовлен проект на выпуск на «Баррикадах» 3000 тракторов в год. Однако когда Главметалл и ВСНХ поставили вопрос о строительстве специализированного завода, то губернская партийная организация стала добиваться его размещения в Царицыне. По предложению губкома РКП(б) данный вопрос был рассмотрен губисполкомом 19 мая 1926 г.

«Работу по постройке тракторного завода, — отмечалось в решении губисполкома, — считать одной из основных работ ГСНХ и предложить ему в дальнейшем принять меры к созданию благоприятных условий, способствующих постройке этого завода... Окончательным местом для постройки тракторного завода считать участок земли, расположенный выше завода «Баррикады» вплоть до речки Мечетки». Это предложение нашло поддержку в Москве. Одновременно решался вопрос о строительстве ГРЭС, которое намечалось планом ГОЭЛРО. 26 сентября 1927 г. губисполком принял решение о сооружении ГРЭС и признал целесообразным «установить первоначальную мощность станции в 44000 кВт путем постановки двух агрегатов по 22000 кВт каждый». Пустить в действие районную электростанцию намечалось в конце 1930 г.

Городская партийная организация активизировала свою работу по завершению восстановления промышленности и подготовке к сооружению индустриальных гигантов. На основе укрепления трудовой дисциплины, повышения производительности труда, соблюдения режима экономии росла рентабельность промышленных предприятий. Например, металлургический завод «Красный Октябрь» увеличил прибыль с 112773 р. в 1922/1923 хозяйственном году до 1272760 р. в 1925/1926 году. В 1925/1926 г. промышленное производство в губернии выросло на 45%, достигнув 98% от уровня 1913 г.

Завод «Красный Октябрь» в 1926/1927 хозяйственном году выпустил около 7,46 млн. пудов стали, превзойдя тем самым довоенный уровень производства стали (7,2 млн. пудов); завод им. Ильича превысил довоенный уровень производства на 86%; завод «Красная застава»— на 45%. Лишь лесозаводы треста Волго-Каспийлеса давали только 60% довоенного производства продукции, что объяснялось нехваткой сырья. Сплав леса по Волге еще не достиг довоенного уровня. Значительно превзошли довоенный уровень производства кожевенная, кондитерская, горчично-маслобойная промышленность.

Вместе с ростом производства увеличилось число работающих, сокращалась безработица. Так, число рабочих в крупной промышленности с 4349 человек в 1922/1923 хозяйственном году увеличилось до 14156 человек в 1926/1927 г. Количество безработных сократилось почти вдвое. Среднемесячная заработная плата увеличилась с 10 р. в 1922 г. до 34 р. 51 к. в 1926 г.

Наряду с крупными предприятиями в Царицыне и губернии в 1925 г. имелось 18605 мелких кустарных заведений, на которых трудились 24393 человека, из них половина — наемные рабочие. Мелкая промышленность преимущественно была представлена мельницами, крупорушками, маслобойками, сапожными и портняжными мастерскими, кузницами. Из промыслов наибольшее развитие получили портняжный, сапожный, валяльный, корзиночный, кузнечный, кожевенный, рыболовный. Промыслы восстанавливались быстро.

Успешно восстановилось городское хозяйство. Жилая площадь увеличилась за восстановительный период на 78,8 тыс. м2. Но этого было недостаточно. Первым развернул сооружение 50 каменных четырехквартирных домов завод «Красный Октябрь». Требовалось расширить водопровод, канализацию, трамвай. Имевшийся в то время трамвайный парк в 50 вагонов уже не обеспечивал потребности города. Расширились границы города, в его черту были включены поселок Новоникольский с лесозаводом «Электролес» и станцией Ельшанка.

Остро стоял вопрос ликвидации неграмотности. В 1922—1926 гг. в губернии было обучено грамоте 43 тыс. человек, но осталось еще 130 тыс. неграмотных. В 1926 г. в Царицыне работало 48 школ (средних, неполных, взрослых) на 16 тыс. учащихся, 6 техникумов, 5 школ ФЗУ и около десятка различных специальных курсов. С 1921 г. работал рабфак. В Царицыне имелись драматический театр, симфонический оркестр, два хора, концертная группа, 40 профсоюзных клубов, краеведческий музей, государственный архив, музыкальное и художественное училища. В 1925 г. имелось 28 физкультурных кружков, охватывавших 2183 спортсмена. Появились клубные спортивные команды. 2 сентября 1923 г. на Сенной площади (ныне стадион «Динамо) было проведено первое в нашем городе празднование Дня физкультуры. Выходили три газеты: «Борьба», «Крестьянская правда», «Резервы». Издавались и журналы: «Партийный спутник», «Хозяйство на новых путях», «Волго-Донской кооператор», педагогический журнал «За работой», литературно-художественный журнал «Пламя». В июле 1921 г. в городе открылась передаточная радиостанция, а в 1926 г. в губернии насчитывалось 84 радиоустановки.

Губернская парторганизация к январю 1924 г. представляла довольно крупный отряд партии, на учете состояло 3522 члена и 1819 кандидатов в члены РКП(б). Всего было 302 первичные партийные организации. Комсомольская организация насчитывала 9 тыс. человек. Смерть Ленина потрясла народ. ЦК РКП(б) объявил ленинский призыв в партию. 25 января 1924 г. состоялось траурное заседание коммунистов и комсомольцев Царицына. Царицынский губком РКП(б) в своем воззвании «К рабочим г. Царицына» призывал: «Дорогие товарищи! Не забывайте, что судьба революции и всего рабочего класса зависит от судьбы Коммунистической партии. Вступая в ряды партии, вы обеспечите непрерывность революционной работы партии, свяжете ее неразрывными нитями солидарности со всей пролетарской массой России». На призыв откликнулись лучшие представители рабочего класса, трудового крестьянства, комсомола, они подавали заявления о приеме в РКП(б). Однако принимали самых достойных. На «Красном Октябре» только в течение одной недели в ячейку вступило 302 человека. Большинство было кадровых рабочих.

Всего подавали заявления о приеме в РКП(б) 11% рабочих Царицына. Списки подавших заявление вывешивались в каждом цехе, вопрос о приеме решался на рабочих собраниях. Секретарь Царицынского губкома РКП(б) Б. П. Шеболдаев, докладывая на пленуме губернского комитета 1 октября 1924 г. о «новобранцах» ленинского призыва, назвал их число — 1630 человек. В этот же день губком отчитывался в ЦК РКП(б). О коммунистах ленинского призыва (их тогда называли «ленинцами») говорилось: «Значительно оживили парторганизацию, они всюду проявляют активность... Ленинцы пользуются достаточным влиянием среди беспартийной массы, благодаря чему меняется и отношение к производству. Ленинцы вносят много приемлемых предложений по улучшению производства». К январю 1925 г. 74,8% членов и кандидатов парторганизаций Царицына составляли рабочие.

Численность пионерской организации выросла с 600 человек в 1922 г. до 12 928 — в 1925 г.

Учитывая заслуги Царицына в гражданской войне и в восстановлении хозяйства, 14 апреля 1924 г. ВЦИК принял постановление о награждении города орденом Красного Знамени. По этому случаю 30 апреля 1924 г. состоялось торжественное заседание Царицынского горсовета с участием представителей губкома партии, фабзавкомов профсоюзов, частей Красной Армии. Вручить орден должен был председатель Совнаркома А. И. Рыков, который возглавил правительственную комиссию по ликвидации последствий неурожая. Из Нижнего Новгорода комиссия отправилась вниз по Волге. 1 сентября 1924 г. на пароходе «Стрежень» А. И. Рыков прибыл в Царицын. Он провел совещание с ответственным секретарем Царицынского губкома РКП(б) Б. П. Шеболдаевым, председателем губисполкома Ф. Т. Недзвецким и другими руководителями, побывал на заводе «Электролес» в Ельшанке, на царицынских и бекетовских лесопильных заводах, на металлургическом заводе «Красный Октябрь». После встречи с рабочими-металлургами А. И. Рыков выступил в народном саду с докладом о международном положении, ответил на многочисленные вопросы краснооктябрьцев. Собравшиеся единодушно приняли резолюцию, одобрившую политику Советского правительства. Затем было принято ходатайство о переименовании заводского поселка в поселок имени А. И. Рыкова.

В шесть часов вечера 1 сентября началось торжественное заседание городского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, посвященное вручению Царицыну ордена Красного Знамени. Перед зданием губисполкома собралось до 35 тыс. горожан. Выйдя вместе с руководителями города и губернии на балкон, А. И. Рыков произнес краткую речь.

— Есть в Союзе Социалистических Республик два города, пролетариат которых выдержал на своих плечах главное бремя Октябрьской революции и гражданской войны, это — Ленинград на севере и Царицын на Волге... Царицын не раз стоял на передовом посту, в центре той боевой линии, на которой происходили окончательные схватки между сторонниками царя, сторонниками дворян, сторонниками банкиров и рабочими и крестьянами. Ленинград только один раз имел нападение Юденича и его отразил. Царицын несколько лет жил в самом пекле гражданской войны, и его пролетариат, рабочие «Красного Октября», Ельшанского лесопильного завода сумели отразить врага, сумели защитить Октябрьскую революцию, власть рабочих и крестьян. На опыте пролетариата Царицына рабочий класс доказал, что умеет и сражаться, и работать. На опыте Царицына пролетариат доказал всему миру: достаточно иметь несколько крупных заводов, чтобы сделать из города непреодолимую твердыню пролетарской рабочей революции...

Революция российская, борьба в Царицыне и Ленинграде — не только дело нашего народа. Нельзя найти такого места на земном шаре, где бы угнетенные, порабощенные, где бы бедные не знали о Советской России, и каждое народное революционное движение в любом, даже захудалом уголке мира идет под знаменем Советов, тянется к Союзу Советских Республик, стремится подражать великому примеру Октябрьской революции.

А. И. Рыков вручил орден Красного Знамени представителям Царицына. 2 сентября 1924 г. председатель Совнаркома побывал в междуречье Волги и Дона, где ознакомился с мелиоративными работами и выступил на митинге в селе Песчанка. Пребывание А. И. Рыкова в Царицыне помогло ему наглядно убедиться в том, какие серьезные трудности переживала губерния; он подробно интересовался, как раздаются крестьянам семена, выделенные им в помощь правительством, а также ценами на хлеб, продукты питания, фураж.

7 сентября 1924 г. газета «Борьба» опубликовала письмо А. И. Рыкова, в котором он изложил свои впечатления о поездке по Царицынской губернии. «В связи с недородом на царицынский пролетариат, — отмечалось в письме, — падает социальная задача помощи крестьянству и удержания тесной смычки с ним... От неурожая в Царицынской губернии промышленность города Царицына и его рабочее население пострадало гораздо меньше, чем крестьянство. Поэтому царицынские рабочие должны, чем и как они могут, помочь царицынским крестьянам... Необходимо, чтобы крестьяне почувствовали в неурожайный год помощь рабочего. Это скрепит союз рабочего и крестьянина».

Награждение Царицына орденом Красного Знамени приветствовали трудящиеся всей страны. Тогда же возник вопрос о переименовании города. Многим казалось, что его название является пережитком, унаследованным от самодержавия. В частности, об этом говорилось в принятом 1 января 1925 г. постановлении Царицынского горсовета: «Рабоче-крестьянская власть отбрасывает как ненужное все, являющееся пережитком старого, и заменяет его новым, соответствующим духу великой пролетарской революции. К числу таких наследий относится и название нашего города».

15 февраля 1925 г. открылся губернский съезд Советов. Вне очереди на рассмотрение съезда Советов был поставлен вопрос о переименовании г. Царицына и губернии.

Было также утверждено постановление Царицынского уездного съезда Советов о переименовании Царицынского уезда в Сталинградский, поселка Ельшанка в поселок им. Минина, Бекетовки в поселок им. Ермана, поселка завода «Красный Октябрь» в поселок им. Рыкова.

10 апреля 1925 г. ВЦИК постановил переименовать г. Царицын в Сталинград, Царицынский уезд — в Сталинградский уезд, Царицынскую губернию — в Сталинградскую губернию. Более 36 лет наш город носил это имя, в годы Великой Отечественной войны он приобрел всемирную славу. Однако, несмотря на это, жители города не пожелали, чтобы он и впредь носил имя человека, уничтожившего многие тысячи невинных людей, в том числе и лучших представителей ленинской гвардии.

Под руководством партии трудящиеся Царицына — Сталинграда и губернии преодолели трудные годы разрухи и голода, восстановили разрушенное хозяйство, готовились к непосредственному претворению планов социалистического строительства.

Награда конкурса  «Электронный Волгоград-2004»
Предыдущая страница — «Героическая оборона» Оглавление раздела
Главная | История | Даты | Путеводитель | Галерея | Статьи | Архив | Ссылки | Карта сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования