GISMETEO: Погода по г.Волгоград

На правах рекламы:

Кава для схуднення - купить на http://dska.com.ua/.

Уездное затишье

К началу XIX в. Царицын постепенно приобретает облик типичного для того времени захолустного провинциального города. В это время новым явлением в экономической жизни страны стало развитие капиталистических отношений. Помещичьи и крестьянские хозяйства все больше втягивались в рыночные связи. Продолжалось развитие крестьянских промыслов и мелкой городской промышленности. Капиталистическая мануфактура постепенно вытесняла помещичью. Наиболее быстро развивалась хлопчатобумажная промышленность. Здесь раньше стали использовать наемный труд, применять машины. Возникают первые фабрики.

Произошли изменения в жизни станиц бывшего волжского казачества. После отправки казачьих семей на линию Азов—Моздок они превратились в обычные крестьянские села. Войсковой центр Дубовка был преобразован в посад. Небольшая часть казаков в 1804 г. причисляется к астраханскому казачьему войску. Царицынский гарнизон в основном использовался для охраны волжского пути, сарептских минеральных вод, ахтубинского шелкового завода да еще следил за сохранностью укреплений бывшей сторожевой линии. Царицынские жители (обыватели) управлялись теперь городовым магистратом.

В новых условиях Царицын долгое время не мог использовать свое выгодное географическое положение. Астрахань значимее его. Даже Дубовка с заселением ее выходцами из центральных губерний и Украины стала быстро опережать Царицын в экономическом развитии. В 1803 г. в городе помимо небольшого гарнизона солдат жило: купцов — 298, мещан и цеховых — 370, бобылей — 114, болдырей — 12, поляков — 193, пришлых из разных мест — 71, а всего — 938 человек. Таким образом, гражданское население его по сравнению с 1799 г. не только не увеличилось, а, наоборот, сократилось на 194 человека.

Царицын испытывал застой, жители терпели нужду. С каждым годом ухудшалась торговля. В 1802 г. майор Дьяченков по заданию Вольно-экономического общества произвел описание Царицынского уезда.

В утвержденном 10 декабря 1804 г. «Расписании городов, где стоят крепости» в Царицыне гарнизон крепости оставался в подчинении коменданта. Городской магистрат в первый период своего существования состоял из трех бургомистров и пяти ратманов. Жалованье бургомистру было положено 1200 р., а ратману — 1000 р. в год. Кроме того, в составе магистрата имелись следующие должности: секретарь с жалованьем 500 р. в год, канцелярист с жалованьем 250 р., два подканцеляриста с жалованьем по 150 р., четыре копииста — по 100 р. в год и некоторые другие. Из купечества и посадских людей горожане выбирали так называемых «квартальных членов». В 20-е годы XIX в. наиболее важными учреждениями в городе являлись следующие: городская дума, магистрат, сиротский суд, словесный суд, городское депутатское собрание, квартирная комиссия.

В 1807 г. в Нижнем Поволжье началась очередная эпидемия чумы. Для судов, проходивших из Астрахани, вводился карантин. В Царицыне, Камышине и Саратове находились воинские заставы, перекрывавшие все большие и малые проселочные дороги. Астраханская губерния была оцеплена войсками. Сообщение между населенными пунктами запрещалось. И все же, несмотря на предпринятые меры, чума проникла сначала в Царицынский уезд, затем в Камышинский и даже в Саратов. После этого и Саратовская губерния также была оцеплена войсками и вызванными с Дона казачьими полками. Благодаря предпринятым мерам к лету 1808 г. эпидемия поутихла. За усердие, проявленное жителями Царицына в борьбе с чумой, рескриптом Александра I от 12 июня 1808 г. Царицынскому городскому обществу было объявлено «особое благоволение».

Эти события ускорили создание в Нижнем Поволжье медицинских заведений. В 1807 г. при раскладке бюджета предусматривалось израсходовать 10727 р. на постройку в Царицыне «делового дома для больных, сарая, лекарских покоев с аптекою и на заборы». В город была прислана выпускница Петербургского повивального института Ульяна Андреева. А в 1808 г. коллежский советник Злобин пожертвовал 40000 р. на постройку в Царицыне, Камышине и Саратове больниц для бурлаков, проходящих по Волге и «за болезнями на берег ссаживаемых». Больницы были открыты в 1814 г. А вообще в Царицыне да и других поволжских городах медицина и санитария бедствовали. Улицы утопали в пыли и грязи. Различные отбросы, нечистоты скапливались в ямах, оврагах, а то и просто где попало. Отсюда тиф, холера, чума…

Холера, извечным рассадником которой являлась Астрахань, обрушилась на Царицын в 1830 г., из него — вверх, до Саратова. Лето как на грех было жарким. Болезнь свирепствовала. Всего за время холерной эпидемии, продолжавшейся более года, в губернии умерло 10289 человек. И в городах, и в селах.

Не била ключом и культурная жизнь. Долгое время в Царицыне не было ни одного учебного заведения. Только 30 июня 1808 г. магистрат заключил соглашение с отставным сержантом Иваном Власовым об открытии школы по обучению ребятишек начальной грамоте. И. Власов обязался обучать грамоте детей царицынского купечества и мещан «сколько оных набратца может, 1-е — читать, 2-е — писать прописи и цифирный щет, 3-е — арифметика в четырех частях; все изъясненные науки дети под моим научением быть имеющие должны знать в надлежащем усовершенстве». За счет родителей городские власти брали на себя труд оборудовать школу столами, скамьями, а также предоставить учебники, чернила, перья, аспидные (черные) доски. Всего у Власова обучалось 26 мальчиков и 7 девочек.

В 1838 г. открылась школа для обучения русскому языку детей калмыков и подготовке их к миссионерской деятельности по распространению христианства. Школу возглавлял протоиерей и благочинный П. Лугарев. За время своей миссионерской деятельности, с 1832 по 1848 г., он сумел обратить в христианство около 4000 калмыков. Колония их располагалась неподалеку от села Городище. Дьякон царицынского собора Василий Дилигенский составил краткий букварь калмыцкого языка, за что был посвящен в священники кладбищенской церкви, к которой и причислялась колония калмыков.

Зато местные власти весьма ревностно заботились о трактирах, кабаках, рейнских погребах. Да еще — о строительстве церквей, коих имелось четыре. Наиболее древней из них являлась Предтеченская, построенная в 1664 г. Первоначально при ней существовал девичий монастырь, основанный в 1694 г. Церковь выделялась своей архитектурой, стенной росписью, где были изображены «сивиллы». Успенская церковь была возведена в 1718 г. на месте сгоревшего деревянного храма, построенного астраханским митрополитом Савватием в 1693—1696 гг. Троицкая церковь открылась в 1720 г. При ней до 1740 г. действовал мужской монастырь, затем переведенный в Астрахань. Преображенскую церковь построили в 1771 г., деньги дал царицынский купец Рудаков. Ни одна из них не сохранилась.

Естественно, город по всему по этому являлся периферией не только географически. В той же степени он был удален от наиболее значительных, острых общественно-политических событий, процессов. А. Ф. Леопольдов в своем «Статистическом описании Саратовской губернии» писал: «Здешний край обилен обширными пажитями, роскошными лугами, тучными нивами, тенистыми дубравами, свежими водами — словом, физическая природа почти повсюду роскошествует жизнию. Но в духовной напротив — встречаются почти одни пустыни: жизнь проявляется в каком-то мерцании… При воззрении на человечество, коснеющее в дикости… невольно погружаешься в уныние и грусть».

Только нашествие Наполеона на Россию 1812 г., вызвавшее патриотический подъем в народных массах, всколыхнуло Царицын. Многие горожане записались в ополчение. В сборнике документов «Участие Саратовской губернии в Отечественной войне 1812  года», составленном Н. Ф. Хованским, упоминаются жители города Царицына и уезда, участвовавшие в борьбе с французами. Крестьянский сын Игнат Антонович Лукин и горожанин Василий Максимович Максимов бывали во многих сражениях и оба награждены Георгиевскими крестами. И. А. Лукина, кроме того, наградили и орденом Анны и серебряными медалями в память 1812 г. и взятия Парижа.

В сборнике также упоминаются братья Павел Петрович и Алексей Петрович Персидские, бившиеся с французами на реке Березине и в других местах. Царицанин Святослав Михайлович Скибневский за проявленные отвагу и мужество был награжден орденом Владимира 4-й степени с бантом, Алексей Иванович Шмаков в чине прапорщика участвовал в Бородинском сражении. В Отечественной войне 1812 г. участвовали сотни донских казаков, командовал которыми знаменитый атаман М. И. Платов.

Как бы там ни было, Царицын рос и, значит, нуждался в перепланировке. В 1820 г. Александр I утвердил, как сейчас говорим, реконструкцию Царицына, начертав на проекте «Быть по сему». Планировалось построить две продольные улицы (параллельно Волге) и восемь поперечных (23 квартала); на территории Зацарицынского предместья — семь продольных и шесть поперечных улиц (33 квартала); Преображенского и Бутырского — 11 продольных и 9 поперечных улиц (44 квартала). В каждом новообразованном районе предполагалась церковь. Хотели было границы города обозначить валом и рвом. Да нужда в этом отпала. Причины известны. Между центральной частью города и его предместьями еще долгое время сохранялись пустыри, которые использовались горожанами под приусадебные участки.

В 1825 г. в Царицыне проживало 4055 человек, в 1861 г. — 6748 человек.

В Дубовке в это время проживало 12893 человека, в Саратове — 83827 человек. Среднегодовой прирост населения в Царицыне в 1825—1847 гг. составил 34 человека, в Дубовке — 209 человек.

Об отставании Царицына можно судить и по динамике строительства в этих городах. В 1825 г. в нем было 726 домов (из них 9 каменных), 6 промышленных заведений, 1 баня, 1 рынок, 7 питейных заведений и 8 церквей; в Дубовке — 638 домов (из них 18 каменных), 108 промышленных заведений, 2 бани, 17 лавок, 6 питейных заведений и 1 церковь; в Саратове — 2900 зданий (из них 321 каменное), 39 промышленных заведений, 333 лавки, 3 бани, 37 питейных заведений и 11 церквей.

В 1861 г. в Царицыне насчитывалось 917 домов (в том числе 10 каменных), 9 промышленных предприятий (1 пивоваренный, 2 свечных и 6 кирпичных заводов), 135 ремесленных заведений, 68 лавок, 1 магазин, 40 складов, 6 гостиниц, 7 постоялых дворов, 6 каменных церквей и 2 деревянные; в Дубовке — уже 1028 домов (в том числе 174 каменных), 26 промышленных заведений, 29 каменных и 54 деревянные лавки, 5 магазинов, 4 гостиницы, 1 постоялый двор, харчевня, 128 ремесленных заведений, 4 церкви, 20 складов; в Саратове имелось 100 заводов и 7 фабрик, производивших продукции на 1015750 р. Промышленные заведения Царицына изготавливали продукции на 10000 руб. в год, тогда как в Дубовке — более чем на 100000 р.

В 1861 г. в Царицыне имелось 245 ремесленников, в том числе 128 мастеров, деятельность которых в «Статистике городов» оценивалась следующим образом: «Ремесленность в Царицыне относительно довольно неважна, как по числу и разнообразию мастерских заведений, так и по сбыту производства». В Дубовке в это же время было 590 ремесленников, в том числе 276 мастеров. Продукция дубовских ремесленников пользовалась куда большим спросом. Она шла на удовлетворение потребностей солевозчиков и фурщиков по доставке различных товаров с Волги на Дон, на Кавказ и в центральные губернии. В 1861 г. дубовские колесники и кузнецы изготовили продукции на 15000 руб. Успешно соревнуясь с Царицыном, Дубовка переманивала к себе значительную часть местного купечества.

«Счастливое положение посада на Волге, где она более приближается к Дону, в короткое время поставило его на степень важного пункта транзитной торговли, — подчеркивалось в «Статистике городов». — Дубовка сделалась складом всех грузов, отправлявшихся в землю Донского казачьего войска и на моря Азовское и Черное. Грузы эти главным образом состояли из военных снарядов и провианта для черноморских крепостей и флотилии; лес и лесные изделия, деготь, смола отправлялись преимущественно в Донскую землю и на Кавказ. Все это обыкновенно перевозилось чумаками на волах к донским пристаням Качалинской и Калачевской, частию и прямо по степной линейной дороге в Ставропольскую губернию… С Дона на Волгу товаров перевозится значительно меньше, но они значительно ценны, потому что состоят из крымских и донских вин, фруктов, деревянного масла, свиного сала и т. п. Для такой транспортировки в течение лета собиралось в Дубовку громадное число чумаков с волами и лошадьми…»

И в середине XIX в. по грузопотоку Дубовка оставалась впереди. Если в 1859—1862 гг. из Царицына в среднем отправлялось товаров по Волге на сумму 170164 р. и разгружалось на сумму 1094782 р., то из Дубовки в среднем отправлялось товаров на сумму 109502 р. и разгружалось на пристани на сумму 2669771 р.

Важным событием в жизни Нижнего Поволжья в 40-е годы явилось сооружение перевалочной дороги между Волгой и Доном. По ходатайству дубовского купечества было создано акционерное общество. Директивой военного министерства за № 353 от 1 февраля 1844 г. Войску Донскому предписывалось выделить землю под это строительство: 135 десятин, 1200 саженей из юрта Качалинской станицы и 33 десятины из юрта Пичужинской станицы, по цене 4 р. 50 к. серебром за десятину. К проекту враждебно отнеслись прежде всего фурщики, увидевшие в предполагавшейся дороге своего конкурента. Через строящуюся дорогу они умышленно прокладывали свои проселочные дороги, разрушая насыпанное полотно. Акционеры несли, разумеется, непредусмотренные расходы, прямые убытки.

Правление акционерной компании железно-конной дороги 5 ноября 1846 г. обратилось с прошением к наказному атаману Войска Донского, в котором доказывало полезность дороги и для Донской области и просило пресечь самовольные действия фурщиков. По сообщениям властей 1-го и 2-го Донских, Хоперского, Усть-Медведицкого и Черкасского округов и Калмыцкого правления, у них не нашлось желающих приобрести акции общества этой дороги за все время ее строительства. Железно-конная дорога просуществовала сравнительно недолго, так как оказалась неудобной в эксплуатации. Рельсовый путь не был доведен до Дубовской пристани. Поэтому грузы с судов приходилось перегружать в фуры, а потом везти их до железной дороги. Там грузы уже перегружались в вагоны. Все это удорожало их перевозку. Сыскной начальник 2-го Донского округа 24 декабря 1858 г. доносил в войсковое правление, что «существовавшая железно-конная дорога между Волгой и Доном с 1855 г. совершенно уничтожена».

Несмотря на замедленное экономическое развитие Царицына, он постепенно все-таки превращался в один из важных перевалочных и торговых пунктов. Рост перевозки грузов, поступающих по Волге, побудил местные власти еще в 1814 г. учредить пристань. До 60-х годов XIX в. перевозка грузов по рекам производилась еще парусными и гребными судами, а также волоком — бурлаками, коих только на Волге в 1840 г. насчитывалось до 450 тысяч. Суда продвигались очень медленно, от 10 до 15 верст в сутки. Тяжелый бурлацкий труд из-за его дешевизны еще долгое время использовался и после появления парового судоходства. Так, в 1860 г. «Русский вестник» о состоянии судоходства на Волге писал следующее: «…Берега пустынны, судоходство в первобытном состоянии, пароходство едва подвигается. Двести пароходов едва находят себе груз и пассажиров, — так слабо еще движение, а с возрастающей дороговизной на топливо выгод от пароходства все меньше и меньше».

На Царицынскую пристань поступали для перевалки хлеб, железные и чугунные изделия, деревянные и рогожные товары, березовые дрова, смола, деготь, древесный уголь, лес. Из Астрахани шли рыба, икра, соль, фрукты.

В книгах регистраций торговых сделок Царицынского магистрата за 1835 г. отмечены прохождение чумацких фур с шерстью из Средней Азии в Москву; с фарфоровой посудой из Москвы в Тифлис, с Кавказа в г. Козлов — бочки вина; в Москву на конных подводах более 200 мест шелку весом 1454 пуда; в Харьков 127 бочек икры из Астрахани; в Тамбов на 100 фурах вино с Кавказа.

Богатела, усиливалась экономически близ Царицына Сарепта. Из 190 домов в ней 90 были каменными, в основном двухэтажными. С 1810 г. здесь началось производство сарпинки — недорогого материала, полюбившегося русским женщинам; в 1814 г. на рынок поступило 16344 аршина сарпинки. Сарепта прославилась также своей горчицей. Еще в 1806 г. предприниматель Глич построил здесь первый в России горчично-маслобойный завод с использованием паровых машин. В 1859 г. сарептские предприятия производили промышленной продукции на 200 тыс. р.

И все-таки судьба благоприятствовала Царицыну. После отмены крепостного права в 1861 г. он стал одним из бурно развивавшихся промышленно-транспортных центров страны. Кстати, интересный момент. Когда возник вопрос о выборе места для сооружения Волго-Донской железной дороги, то дубовские купцы отказались иметь ее у себя. Посадский голова, богатый купец Пресняков заявил: «Если мы позволим построить железную дорогу, то наши фурщики останутся без дела и мы их разорим». Консерватизм купцов дорого обошелся Дубовке. Инициативу перехватил Царицын, и дорогу решено было строить между Калачом и Царицыном. Это обстоятельство во многом обусловило последующий бурный рост Царицына. Дубовка же, увы, постепенно захирела.

Награда конкурса  «Электронный Волгоград-2004»
Предыдущая страница — «Пугачев на Волге» Оглавление раздела Следующая страница — «После реформы 1861 года»
Главная | История | Даты | Путеводитель | Галерея | Архив | Ссылки | Карта сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования