GISMETEO: Погода по г.Волгоград

Опорный пункт на переволоке

В конце XVII — начале XVIII веков положение крепостного крестьянства в Русском государстве продолжало резко ухудшаться. По-прежнему крепостные, холопы, работный люд бежали на Дон и Нижнее Поволжье, хотя уже и в верховьях Дона усиливались крепостнические порядки; донские земли стремились захватить русские помещики и монастыри. Низовое зажиточное казачество занималось промыслами, торговлей, эксплуатировало беглых крестьян. Правительство, в свою очередь, стало стеснять привилегии казачества, его права на самоуправление.

В рассматриваемый период усилилось экономическое развитие Русского государства, расширялась внешняя торговля. Ф. Энгельс поэтому писал следующее: «Со времен Петра началась иностранная торговля России, которая могла вывозить лишь земледельческие продукты. Этим было вызвано угнетение крестьян, которое все возрастало по мере роста вывоза, ради которого оно происходило».

Эти социально-экономические процессы постепенно распространялись и на Нижнее Поволжье и Дон. Чаще стали прибывать купеческие караваны из Москвы и других городов — за солью и рыбой. В конце XVII в. в районе Царицына — с весны и до глубокой осени — действовали рыбные ватаги московских купцов Кадашева и Самарина, попутно доставлявшие в город различные товары для продажи. Вокруг Царицынской крепости с каждым годом разрасталось предместье, увеличивалось посадское население — за счет ремесленников, работного люда, бобылей, купцов и различных предпринимателей. Из Астрахани через Царицын на Дон и в другие районы Русского государства везли рыбу, соль, а также заморские товары из Персии, Средней Азии, Индии. В связи с этим в 1691 г. в городе учреждается таможня. В 1695 г. Петр I начал готовиться к походу на Азов. 7 июня царь с двадцатитысячным войском на стругах по Волге прибыл в Царицын. После кратковременного отдыха 10 июня царское войско направилось к Дону — в Паншин городок. Суда перетаскивались волоком, на специальных катках. Однако на этот раз Азов взять не удалось. Петр I не терял надежды на успех. В 1696 г. он снова появился под стенами этой крепости, и Россия получила выход к Азовскому и Черному морям.

Еще до первого азовского похода Петр I (в 1694 г.) посылал князя Б. А. Куракина с особым заданием: определить места и выяснить возможность устройства «шлюзного дела» для соединения Дона с Волгой и сооружения на Переволоке сторожевой укрепленной линии. А после занятия Азова началось строительство канала между Иловлей впадающей в Дон, и Камышинкой, впадающей в Волгу. Руководил работами английский инженер Бреккель. Он же составил проект «Новая и правдивая карта о Перекопе, чтоб из Дону, или Танаиса, кораблям Иловлею рекою до Камышенки и Камышенкою рекою в Волгу, или Астраханскую реку, в Каспийское море ходить». Неудача с сооружением в 1697 г. первого шлюза испугала Бреккеля, и он тайно бежал из России, убоявшись ответственности. Строительство канала продолжилось в 1699 г. под руководством другого английского инженера — Джона Перри. Однако через год оно было остановлено в связи с начавшейся Северной войной между Россией и Швецией.

Между тем казачество, не только голутвенное, но и домовитое, а также волжская вольница, служилые люди — все были недовольны самодержавной политикой Петра I, стремившегося положить конец казачьей автономии. Так, например, указами царя Петра запрещалось строить без разрешения правительства новые городки на Дону и предлагалось возвратить с Дона всех беглых крепостных, которые поселились там после 1695 г. Между тем исстари было заведено и соблюдалось неукоснительно правило: «С Дона выдачи нет!» По царскому указу от 21 июля 1700 г. намечалось переселить казаков из верховых городков Дона, Хопра и Медведицы на территорию, расположенную гораздо южнее, туда, где проходили важные в стратегическом отношении дороги: от Валуек к Азову и от Рыбного к Азову. Причем казаки-старожилы должны были нести сторожевую службу на укрепленных пограничных линиях. Горючий материал накапливался; раздавались — и даже в открытую — голоса, требовавшие активного противодействия правительству. Еще свежи были воспоминания о походах Степана Разина. Значительно усилило антиправительственные настроения на Дону и Волге восстание в Астрахани (30 июля 1705 г. — 13 марта 1706 г.), вызванное произволом воеводы Ржевского, его насилием и надругательствами над горожанами. «…И у мужска и у женска полу русское платье обрезывали не по подобию и обнажали перед народом, и усы и бороды, ругаючи, обрезывали с мясом…»

Восставшие заняли Кремль, убили воеводу Ржевского и с ним около 300 служилых и приказных, оказавших восставшим сопротивление, захватили таможенные и кабацкие деньги, порох, оружие. На общем кругу было избрано правительство и начато формирование войска. Когда астраханцы попытались связаться с Царицыном, гарнизон крепости отказал в поддержке. Царицынский воевода Турченинов передал часть своего гарнизона в распоряжение донского атамана Максимова и калмыцкого хана Аюкая, которые начали штурм Черного Яра, и присоединившегося к Астрахани еще до прихода основных сил боярина Апраксина и маршала Шереметьева, посланных Петром I. После взятия Черного Яра, объединившись, правительственные войска осадили Астрахань. Повстанцы сопротивлялись в Земляном и Белом городах. Взяв город, Апраксин и Шереметьев расправились с восставшими с, невиданной жестокостью, их руководители были отправлены для сыска в Преображенский приказ.

Непосредственным поводом для начала грозных волнений на Дону послужили карательные действия правительственного отряда князя Ю. В. Долгорукого, сыскавшего в верховных городках беглых крестьян и посадских людей. Во главе движения встал казак Трехизбянской станицы Кондратий Афанасьевич Булавин, повстанцы уничтожили отряд Ю. Долгорукого. К восставшим присоединились голутвенные казаки в городках Алексеевском, Усть-Бузулукском, Федосеевском. К ноябрю 1707 г. движение охватило казачьи городки по Дону до Нижнего Курмояра, а также по Северскому Донцу, Хопру, Медведице, Бузулуку. Восстание голутвенного казачества приобрело широкий размах. В начале 1708 г. Булавин прибыл на Верхний Дон, и Пристанский городок стал центром восстания. С Хопра он двинулся на Черкасск, занял его и был избран войсковым атаманом. К нему присоединилось много зажиточных казаков, временных попутчиков, позднее изменивших атаману. Отряды Булавина растекались по всему Поволжью.

Большой отряд голутвенных казаков во главе с Некрасовым двинулся на Волгу, где соединился с отрядом атамана Ивана Павлова, состоявшего из бурлаков и понизовой вольницы. Здесь же находился и Луконька Хохлач, который 13 мая 1708 г. вместе с казаками Сиротинского и других городков овладел Дмитриевском (Камышином); 26 мая повстанцы осадили Саратов, но, потерпев поражение, отступили.

7 июня 1708 г. отряды Игната Некрасова и Ивана Павлова ворвались в Царицын. Царицынский воевода Афанасий Турченинов вместе с гарнизоном укрылся в малой крепостице, взять которую сразу не удалось. На помощь гарнизону из Астрахани был выслан полк во главе с полковником Бернером. На Сарпинском острове произошло ожесточенное сражение, после которого астраханцы отступили к Черному Яру. Царицынский гарнизон был обречен. Повстанцы засыпали ров и, обложив крепость бревнами и хворостом, подожгли ее. Комендант воевода А. Турченинов и верное ему окружение были казнены.

Астраханский губернатор П. М. Апраксин в своем донесении царю Петру I от 3 августа 1708 г. дал подробное описание штурма Царицына повстанцами: «…После первого боя с полковником Бернером воры, забрав к себе с судов, которых в Астрахань не пропустили, работных людей многое число, к Царицыну днем и ночью землю валили и ров засыпали и, наметав дров, и всякого смоленого лесу и берест, зажгли, и великою силою приступом и тем огнем тот осадный городок взяли, и Афанасея Турченина убили, великою злобою умуча, отсекли голову, и с ним подьячего и пушкаря и двух стрельцов; а других, кои были в осаде, офицеров и солдат, присланных от нас и царицынских, разобрав за караулы и обрав ружье и платье, ругаясь много в воровских своих кругах, оставили быть на свободе. По оном же государь от тех воров злодейственном озлоблении сего 20 июля посланные мои полки… город Царицын взяли и тех злодеев воровских казаков побили многое число и живых побрали… На Царицыне оставил я комендантом Смоленского полку полуполковника Заозерского, с такое дело будет, и с ним 300 солдат своих с офицеры, да царицынских, что осталось, которые зело верны…».

Получив известие об убийстве в июле 1708 г. К. Булавина домовитыми казаками, И. Некрасов ушел на Дон. Оставшиеся повстанцы недолго пробыли в Царицыне. Подошедшие из Астрахани регулярные войска заняли город.

Станица Голубинская, где остановился И. Некрасов, стала одним из центров восстания, отсюда он рассылает «прелестные письма», копит силы. Атаман Павлов, погрузив свой отряд бурлаков на лодки и струги, двинулся вверх по Волге к устью речки Камышинки. Здесь казаки утопили свои суда и ушли по Иловле в городок Паншин.

Опасаясь объединения повстанческих отрядов, В. Долгорукий выступает из Черкасска и разбивает часть восставших у станицы Есауловской. Одновременно, 23 августа 1708 г., полки П. Хованского и конница хана Аюкая подходят к Паншину. В ожесточенном сражении четырехтысячное войско повстанцев было разгромлено. В бою погиб атаман Хохлач. Мстя восставшим, П. Хованский стер с лица земли 8 казачьих городков.

И. Некрасов, узнав о поражении его соратников, с двухтысячным отрядом ушел на Кубань. В 1740 г. некрасовцы эмигрировали в Турцию.

Расправа с участниками булавинского восстания была жестокой и беспощадной. По всему Дону и его притокам — Хопру, Медведице и Иловле — были разрушены и сожжены казачьи городки и станицы. Повсюду были виселицы с повешенными повстанцами. Тысячи участников восстания были подвергнуты порке, сосланы на каторгу.

После булавинского восстания донское казачество потеряло последние остатки своей самостоятельности. Повсюду на Дону и его притоках устанавливаются царские порядки. Царицын, как видим, вновь пострадал, и основательно. К сожалению, во время пожара (при штурме) погибли все архивные материалы. О том, каким был город до восстания К. Булавина, мы узнаем из описания Корнелия де Бруина, побывавшего в нем (кстати, вторично) в сентябре 1707 г.: «16-го числа прибыли мы в город Царицын… где вновь воздвигнута церковь из белого камня, равно как построен вновь, хотя не вполне, и самый город, сгоревший до тла в прошлом году. Мы простояли у Царицына и следующий день, для перемены матросов…»

Здесь речь идет о пожаре в 1706 г., но не в крепости, а в предместье, которое и выгорело все «дотла». В 1707 г. предместье вновь было отстроено. Здесь и располагалось посадское население. После булавинского восстания по указу Петра I Царицын быстро возрождался. Восстанавливались стены и башни крепости, приводился в порядок ров. Отстраивались помещения для гарнизона и жителей, а также различные административные и общественные здания. Петр I придавал большое значение Царицыну как опорному пункту на Переволоке, куда продолжали делать набеги крымские и кубанские татары.

Жестокое подавление булавинского восстания не принесло успокоения. Продолжалось брожение среди волжской и донской вольницы. Частые набеги татар и калмыков еще более обостряли обстановку в Нижнем Поволжье. Летом 1711 г. кубанские татары, пройдя мимо Царицына в междуречье Волги и Дона, произвели большие опустошения в Саратовском и Пензенском уездах. Они увели в неволю 2000 русских людей. В 1716 г. в Нижнее Поволжье прорвались орды киргизкайсаков. Особенно опустошительный набег крымских и кубанских татар был в августе 1717 г., в нем участвовали и казаки-некрасовцы. Первым подвергся разбойному нападению Царицын, затем Дмитриевск (Камышин) и Саратов. В Царицыне было разграблено и сожжено предместье, церковь и амбары с хлебом. Были также разграблены и опустошены предместья Дмитриевска и Саратова. Затем налетчики через Дикое поле прорвались к Пензе и Тамбову.

Во время последнего разбойничьего набега татары увели в неволю свыше 12 тысяч русских людей. Захватили 163120 голов скота. Набег причинил убытки на огромную по тому времени сумму — свыше 625 тыс. р. серебром. После этого набега было ускорено строительство укрепленной линии между Волгой и Доном, сооружение которой было задумано Петром I еще в 1694 г.

В ноябре 1717 г. Петр I указал бригадиру Кропотову с корпусом регулярных войск расположиться на линии между Пензой и Саратовом для предотвращения новых разбойных набегов. Кропотову также предложено было соорудить укрепленную линию между Доном и Волгой по одному из двух вариантов: от Дмитриевска к устью р. Иловли или от Царицына до Паншина городка, «по рассмотрению на месте, где работы будет меньше». Сооружение укрепленной линии было начато Кропотовым в 1718 г. по второму варианту. Выгодность этого варианта состояла в том, что сторожевая линия проходила по прямой от Царицына на северо-запад к Дону на самом узком участке Переволоки. Это значительно удешевляло строительство, давало возможность быстрее закрыть проход по междуречью и предотвратить разбойные набеги.

Строительство укрепленной линии велось ускоренными темпами, все работы на ней были в основном закончены в 1720 г. Она имела протяженность 60 верст и проходила от Царицына до Дона, южнее Качалинского городка. На всем протяжении линия имела земляной вал высотой до 12 метров и глубокий ров. По верху земляного вала был сооружен частокол из заостренных вверху кольев. На линии были построены земляные крепости Мечетная, Грачевская, Донская, а между Грачевской и Донской — редут Осокорский. Между крепостцами были сооружены 23 земляных редута. Следы этого сооружения местами сохранились до наших дней в виде сильно осевшего вала и заросшего рва.

Строительство укрепленной линии шло под руководством генерал-майора Кропотова. Он регулярно уведомлял о ходе этого строительства канцлера Г. И. Головина и государственного тайного советника П. П. Шафирова. Для несения сторожевой службы на Царицынской укрепленной линии были расставлены регулярные войска: четыре драгунских полка под командой генерал-майора Кропотова. Кроме того, по указанию Петра I от 12 декабря 1720 г. намечено было перевести на укрепленную линию солдатские слободы из Пензы и других городов. Всего для охраны Царицынской укрепленной линии по указу намечалось содержать 1600 человек регулярных войск при 12 медных и 61 чугунной пушке. На летний период гарнизон сторожевой службы на линии подкреплялся еще частями регулярных войск и отрядом казаков Войска Донского. Все это укрепило и Волго-Донскую переволоку.

В 1720 г. указом Петра I был учрежден Главный магистрат, а через год был издан регламент Главного магистрата, по которому жители городов империи разделялись на «регулярных» и на «нерегулярных» граждан. В свою очередь «регулярные» граждане по регламенту делились на две гильдии. В первую гильдию входили крупные купцы, промышленники, банкиры, ко второй гильдии относились мелкие торговцы и ремесленники. Все остальное городское население, работавшее по найму и не имевшее состояния, причислялось к категории так называемых «подлых людей». В 1721 г. в Царицыне был учрежден городовой магистрат. Город относился к 5-му разряду, так как имел менее 250 дворов. Население его росло весьма медленно. Так, в 1738 г. по переписи в городе насчитывалось всего лишь 408 купцов и ремесленников.

Царицынская пограничная укрепленная линия не только защитила южные земли от разбойных нападений татар и калмыков, но и позволила начать постепенное заселение междуречья Волги и Дона. В декабре 1720 г. Петр I заслушал доклад астраханского губернатора Волынского и дал соответствующие указания о порядке заселения свободных земель по Царицынской линии. В специальном указе «Об учинении по Камер-коллегии описи дворам и людям, состоящим Астраханской губернии в Солдатских слободах» предлагалось переселить солдатские слободы на удобные места недалеко от Царицынской линии. Для солдат вместо денежного и хлебного жалованья учреждалась пашня. Астраханскому губернатору Волынскому предлагалось: «А наперед, где надлежит поселить и по какому числу в которое место определить — учинить ему губернатору диспозицию к тем местам, где их селить, чертеж и прислать в военную коллегию».

В 1721 г. летом Яков Житков в челобитной на имя Петра I просил разрешить малороссиянам селиться вблизи Царицынской линии — по рекам Иловле, Дубовке и Пичугам. Царь одобрительно отнесся к этому. Во время своего следования в Персидский поход в 1722 г. он вызвал Житкова к себе и обсудил с ним проект этого переселения. Затем последовал указ Петра из Астрахани, которым Якову Житкову разрешалось селить малороссиян по указанным рекам. Свой указ он подтвердил по возвращении из Персидского похода. А через два года Житков доносил, что им уже поселено вблизи Царицынской линии 115 дворов малороссиян. Внутреннее устройство этих поселенцев было организовано по примеру казачьего самоуправления на Дону. Поселки назывались станицами, а жители их — казаками. Во главе их стояли станичные атаманы.

Петр I не случайно стремился к заселению свободных земель по Царицынской сторожевой укрепленной линии, он прекрасно понимал роль Царицына и Нижнего Поволжья и принимал необходимые меры к их укреплению. За сравнительно небольшой промежуток времени Петр I трижды побывал в Царицыне: в 1695 г. во время Азовского похода и дважды в 1722 г. во время Персидского похода. Двигаясь со своей пятнадцатитысячной армией на 300 судах по Волге, он в районе Саратова встретился с 80-летним калмыцким ханом Аюкаем. Встреча была торжественной и дружественной. Петр I встретил Аюкая и его жену, провел их на свою сорока весельную галеру и представил царице Екатерине, которая сидела на верхнем помосте под роскошным балдахином. По просьбе Петра I хан выделил в этот поход 5000 своих лучших конников. Петр и Екатерина щедро одарили хана и ханшу. Царица подарила ханше золотые часы, осыпанные алмазами, и несколько кусков парчи и других материй.

В Дмитриевске Петр I с флотилией остановился 23 июня 1722 г. Осмотрев город, он выразил недовольство тем, что губернатор Хованский перенес город и острог с высокого левого берега речки Камышинки на более низменный и заболоченный правый. На главном административном здании города Петр I укрепил, как повествует предание, позолоченный деревянный арбуз. Очевидно, он по достоинству оценил отменные вкусовые качества камышинских арбузов.

В Царицын Петр I с флотилией прибыл 28 июня 1722 г. Горожане встретили императора с хлебом-солью и подвели ему прекрасного коня — чистокровного дончака, на котором царь и въехал в крепость. По окончании осмотра города он слушал в соборной церкви обедню, по окончании службы беседовал с жителями. Как сообщается в одном из архивных документов, опубликованном в журнале «Русский вестник», Петр I «сам сочинил проект Царицынской крепости, состоявшей из четырехугольной бастионной цитадели при полигонах в 80 сажен с земляным ретронштаментом, окружавшим город. В крепости должно было находиться 500 человек гарнизона».

При возвращении из Персидского похода поздней осенью 1722 г. в 20 верстах от Царицына царскую флотилию захватила зима. Уже из города, куда он прибыл с Екатериной 20 декабря, царь писал в Петербург Ромодановскому: «Мы замерзли близ Царицына и пересели в сухопутный экипаж». Петр остановился в каменном доме № 2 по Спасской улице, которая при советской власти была переименована в улицу Володарского. Дом этот, к сожалению, был разрушен до основания фашистской авиацией.

Перед отъездом царь подарил горожанам свои трость и картуз, сказав при этом, как гласит легенда, представителям городского магистрата: «Вот вам трость; как я управлялся ею с друзьями своими, так вы обороняйтесь ею от врагов ваших». Трость сделана из персидского вяза, сучковатая, длина ее 1,64 метра. Тогда же в ответ на челобитную жителей города, переселенных из Азова в 1696 г. и просивших оставить их в Царицыне, царь снял с головы картуз и тоже передал его городским властям: «Как никто не смеет снять сей картуз с головы моей, так никто не смеет вас из Царицына выводить». Реликвии долгое время хранились в комендантской канцелярии, в городском магистрате, затем в городской думе. В настоящее время они сохраняются в областном краеведческом музее. Прогуливаясь по берегу речки Царицы с Екатериной, Петр I будучи, очевидно, в хорошем настроении, заявил во всеуслышание: «Так как речка эта называется Царицей, то и жалую ее и Царицынскую крепость своей государыне». Вскоре царская чета отбыла в Москву.

В 1728 г. в связи со вспыхнувшей в районе Астрахани эпидемией чумы в Царицыне был учрежден строжайший карантин, во время которого все проезжающие выдерживались в городе 12 недель. Прислали и лекаря для предупреждения и лечения заразных болезней. Комендантствовал в Царицыне полковник Кольцов. Город тогда же сильно пострадал от пожара. В том же году за рекой Царицей были поселены семьи донских казаков, образовавшие Царицынскую станицу. Из служилых была создана казачья команда для охраны сторожевой линии. Она имела собственную хоругвь. Позднее команда вошла в состав вновь созданного Волжского войска.

В 1730 г. в Царицыне образованы особые отряды для сыска беглых крепостных и борьбы с разбойными казачьими ватагами, действовавшими на Волге. В августе 1731 г. сенатским указом разрешалось всем желающим селиться вблизи Царицынской сторожевой укрепленной линии и вверх по Волге, и по рекам Иловле, Медведице. Поселенцам оказывалось вспомоществование. Каждая семья получала по 12 р., а также 6 четвертей муки, 3 четверти овса и 3 четверика круп. В дальнейшем каждому служивому предполагалось выплачивать ежегодно по 5 р. деньгами и выдавать по 3 четверти муки и овса.

Желающих оказалось немало. Атаман Войска Донского даже опасался, что опустеют казачьи городки.

Идя навстречу домовитому казачеству и старшине, правительствующий сенат решил: «Записавшихся к поселению на Царицынскую линию казаков здесь (на реках Иловле, Медведице и Хопре) не селить и донских юртов не брать, а содержать эту линию так, как обещало Донское войско».

После этого запись была прекращена. Но в списках у генерал-майора Тараканова фигурировало уже 1057 семей. Указом от 8 сентября 1733 г. было разрешено поселить эти семьи на Волге — между Царицыном и Дмитриевском.

Были утверждены «Правила поселения на Волге 1057 семей донских казаков, записавшихся к поселению на Донскую линию». Царицынскому коменданту полковнику Кольцову и атаману Персидскому, назначенному на один год атаманом переселенцев, поручалось выбрать конкретные места для поселений. Полковнику Кольцову также вменялось в обязанность наблюдение за устройством поселенцев.

К 1735 г. 992 семьи были размещены по станицам следующим образом: в Волжской — 145, в Средней — 153, в Балыклейской — 165, в Караваинской— 162, в Антиповской— 192 и в Дубовке — 171. Они и составили основу Волжского казачьего войска. Дубовка стала главным административным центром этого войска, в ней расположилось войсковое управление. Волжское казачье войско подчинялось царицынскому коменданту. Оно имело бунчук, два знамени и десять сотенных значков. На его содержание правительство ежегодно отпускало денег 11996 рублей, 15 пудов пороху и 10 пудов свинца. Число волжских казаков доходило до шести тысяч, из которых три тысячи были способны сесть на коней и нести службу.

Заволжье, хотя там и имелись отдельные поселения старообрядцев, в начале XVIII в. было заселено слабо. Его освоение связано с началом добычи соли на озере Эльтон. Ее перевозкой к Саратовским и Камышинским соляным магазинам занимались малороссияне-чумаки, основавшие новые слободы — Покровскую, Николаевскую, Царев, Капустин Яр, Рахинку и другие. Сенатским указом от 9 февраля 1747 г. в Саратове было учреждено соляное комиссариатство во главе с подполковником Чемодуровым. На Эльтонском озере построили городок, укрепленный валом и тыном, охраняли который 200 служилых казаков. Соляные магазины из Саратова были перенесены на левобережную сторону Волги в Покровскую слободу, появились соляные магазины и в Николаевской слободе. Чемодуров сумел хорошо организовать дело. Добыча соли возросла с 13275 пудов в 1747 г. до 3253759 пудов в 1759 г., слава о ней распространилась по всей России.

Еще в 1720 г. по указанию Петра I у истока Ахтубы поставили шелковичный завод, с которым и связано основание села Безродное. В 1745 г. возникли селения Верхне-Ахтубинское и Средне-Ахтубинское, жители которых — государственные крестьяне — работали в тутовых садах и на заводе.

Все больше заселялось и междуречье Дона и Волги.

Царицынская крепость обеспечивала охрану по четырем основным направлениям: на юге — по Волге к Астрахани, на западе — до станицы Качалинской, на севере — по Волге до Дмитриевска и, наконец, на востоке — до озера Эльтон и по реке Ахтубе. Зимой на Царицынской линии нес сторожевую службу Солянский пехотный полк, десять рот из Астраханского гарнизона и 800 донских казаков. Летом количество казаков на линии увеличивалось до 1200. Сторожевая укрепленная линия еще больше повысила роль Царицына как важнейшего ключевого пункта на юго-восточных рубежах Русского государства. 11 октября 1732 г. указом Сената предписывалось «в городе Царицыне около всего жилья окопать валом и рвами и палисад поставить по рассмотрению генерал-фельдмаршала графа фон Миниха, и крепость починить и где надлежит и вновь исправить». В том же году Миних истребовал от Сената «на починку и на дело новых крепостей Уфимской, Царицынской, Ново-Павловской 105874 рубля 19 копеек». Граф провел обследование крепости, отметив при этом, что сооружение больверков и стен еще не закончено из-за недостатка инженеров. Россия готовилась к войне с Турцией.

По плану, сочиненному еще Петром I, Царицынская крепость в период с 1736 г. по 1740 г. была реконструирована и расширена. Она стала каменно-земляной, с мощным валом и широким рвом. Крепость защищали также семь мощных бастионов. Еще и в конце XIX в. остатки этой крепости, выстроенной солдатами Куринского и Наваринского полков, были видны среди городских построек. В 1887 г. царицынский городской голова сообщал губернскому статистическому комитету, что при впадении реки Царицы в Волгу в двух местах обнаружена каменно-кирпичная кладка, являющаяся основанием Углового бастиона крепости. В 1929 г. правильность этого сообщения подтвердил археолог И. Нижегородов, производивший обследование обнаруженной при рытье котлована старинной каменной кладки.

Царицынская сторожевая линия вместе с новой крепостью являлась в XVIII в. одним из крупнейших оборонительных сооружений в Европе.

Награда конкурса  «Электронный Волгоград-2004»
Предыдущая страница — «Степан Разин в Царицыне» Оглавление раздела Следующая страница — «Пугачев на Волге»
Главная | История | Даты | Путеводитель | Галерея | Статьи | Архив | Ссылки | Карта сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования